Перейти к содержимому


Наставления По Ведению Информационных Войн


  • Страниц
  • 1
  • 2
  • 3
  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 24

#11 Штурман

Штурман

    Подозрительный тип

  • Members
  • 43 сообщений

Отправлено 05 Апрель 2013 - 07:20

Войны США и манипуляция сознанием
http://www.fondsk.ru...niem-19882.html

В конце марта корреспондент американского телеканала CNN Amber Lion сделала сенсационное заявление о том, что сотрудникам телеканала дают распоряжения отправлять в эфир сфабрикованные новости и блокировать информацию, обнародование которой нежелательно для администрации США. По словам журналистки, американские СМИ манипулируют новостями и сейчас «происходит то же самое, что было с Ираком»: демонизируются Сирия и Иран, формируется общественное мнение в поддержку войны против этих стран…
Э.Лион подтвердила, что сотрудники CNN получают гонорары от правительства США за сфабрикованные новости, и выразила беспокойство по поводу бесследного исчезновения независимых журналистов, деятельность которых не соответствовала курсу Белого дома. По информации журналистки, они могли быть арестованы и подвергнуты пыткам под предлогом обвинения в терроризме.
Как известно, лучшие сорта лжи получаются из полуправды. В изготовлении этого продукта особенных успехов добился Голливуд. История сотрудничества Пентагона и Голливуда началась еще в далеком 1927 году, во время создания немого фильма «Крылья». Сегодня военное ведомство США помогает «фабрике грез» всем, чем может.

Согласно законодательству США, Пентагон, как и ЦРУ, не имеет права заниматься пропагандой внутри страны. Однако выход нашли. Ещё в 2001 году личный политтехнолог президента США К.Роув провёл встречу с руководителями ведущих телекомпаний и киностудий. Присутствовали около 50 высших руководителей «мира иллюзий», включая представителей ABC, CBS, NBC, CNN, Fox, HBO, «Коламбия пикчерс», «Метро Голдвин Майер», «Сони пикчерс», «Дримуоркс», «20-й век Фокс», «Юниверсал пикчерс», «Уорнер бразерс», «Парамаунт пикчерс», «Виаком» и др. Главным направлением сотрудничества администрации США и Голливуда в информационной области стало «объединение усилий по борьбе с терроризмом».

Американцы способствуют максимальному распространению дезинформациии через иностранные, прежде всего европейские, СМИ (в числе которых называют, например, Рейтерс и Франс Пресс), причём The New York Times еще несколько лет назад отмечала, что эта инициатива принадлежит Отделу стратегического влияния (ОСВ) — небольшому спецподразделению, созданному в структуре Пентагона вскоре после 11 сентября 2001 г. Задача - использование «черных» методов информационной войны для обработки зарубежных аудиторий путем подбрасывания ложных сведений иностранным журналистам, в том числе «из дружественных и союзных США государств».
Войны в Афганистане и Ираке стали испытательным полигоном не только для новейших образцов американского оружия, но и для современных технологий манипуляции сознанием. Изготовляемые для этого по заказам Пентагона видеоролики во многом делаются по образцам голливудских продюсеров, занимающихся постановкой ТВ-шоу и художественных фильмов. Пионером здесь можно считать Д.Брукхеймера, продюсера знаменитых блокбастеров военной тематики («Высадка Черного Ястреба», «Перл-Харбор» и др.). Его якобы документальный телесериал «Портреты с передовой» об американских солдатах в Афганистане получил в своё время поддержку министра обороны США.

В 2006 году британская The Independent сообщала, что правительство США активно использует не только кинопродукцию, но и заказные фальшивые теленовости. В частности, эксперты некоммерческой организации «Центр СМИ и демократии», отслеживавшие в течение 10 месяцев эфир 77 телеканалов, аудиторией которых является половина населения США, пришли к выводу, что «телекомпании США заполняют эфир программ новостей видеоматериалами, созданными в правительстве и крупных корпорациях… Причем производители таких заказных роликов научились создавать материалы, не отличающиеся от новостей, передаваемых независимыми авторами».
Здесь можно вспомнить телеролик, сыгравший в свое время огромную роль в повороте общественного мнения в США к поддержке первой войны в Персидском заливе. В кадре 15-летняя девочка, изображающая кувейтскую беженку, рассказывает, что видела своими глазами, как иракские солдаты обрекли на смерть 15 младенцев из роддома в Кувейте. Интервью с девочкой крутили по американскому ТВ сотни раз. Имя девочки скрывали - у нее якобы осталась семья на родине, и она может пострадать от солдат Саддама Хусейна. Чтобы понять значение этого ролика, добавим, что президент Дж.Буш-старший использовал рассказ о мертвых младенцах 10 раз за 40 дней военной пропагандистской кампании. Впоследствии было доказано, что показанная по ТВ девочка — не беженка, а дочь посла Кувейта в США. Более того, она — член королевской фамилии, управляющей Кувейтом, все ее родственники имеют огромные состояния, поместья за границей и проживают на Западе...

The New York Times обвинила Пентагон и администрацию США в размещении заказных сюжетов на американском телевидении еще раньше англичан - весной 2005 года. Всего, по данным американской прессы, подобного рода заказные материалы, выглядящие как новостные репортажи, готовили не менее 20 правительственных ведомств. Согласно утверждению The New York Times, Пентагон и Бюро переписи населения США «изготовили и распространили сотни подобных новостных материалов». В одном из таких роликов «житель освобожденного от режима Саддама Хусейна Ирака» приветствует американских солдат возгласами: «Спасибо, Буш! Спасибо, США!» Расследование показало, что героя ролика (кстати, настоящего американца) снимали не в Багдаде, а в Канзас-Сити...
Ещё несколько примеров. Во время войны в Южной Осетии журналисты телеканала Russia today, работавшие в Цхинвали, уличили американский телеканал CNN в подлоге - выдаче кадров из Цхинвала за вид разрушенного Гори. А вот как в августе 2008 г. в информационной войне против России постановочные кадры использовало агентство Рейтерс. На обоих снимках один и тот же человек лежит, изображая мертвеца, но в разных позах и в разных местах. Второй в черном (это тоже один и тот же человек) в первом случае стоит около мнимого трупа, во втором, сидя, плачет - только уже полуголый и в джинсах другого цвета, в то время как «покойник» переодевать брюки не стал, хотя желтым покрывалом накрылся...


Спецгруппы таких «мобильных покойников» сыграли одну из главных ролей в информационной войне против Ливии. В зависимости от ситуации они изображали перед камерами западных корреспондентов на улицах городов Катара или Турции то «жертв режима Каддафи», то «героических повстанцев». После Ливии «живые мертвецы» оказались в Сирии, на этот раз «жертвами режима Асада». Перед вами кадры из разных репортажей, по сути являющихся одним, хорошо срежиссированным «репортажем» о расправах «репрессивного сирийского режима» с мирным населением Хомса. Главный герой - один и тот же человек. «Покойник» - палестинец, зовут Khaled Abu Salah. В Сирии (и не только) известен как один из ведущих деятелей оппозиционной пропаганды…

Как заявлял ещё в 2002 году директор Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО) США Т.Вильсон, будущие войны будут вестись за глобализацию, которая приравнивается к американизации, и главным здесь является восприятие американских ценностей. Проще говоря, в повод для войны превращается даже угроза американским представлениям о новом мировом порядке.
Наконец, можно вспомнить поразительные результаты опроса, проведенного среди граждан США в августе 2003 года по поводу войны в Ираке. 69% опрошенных заявили тогда о своей вере в то, что Саддам Хусейн принимал личное участие в подготовке террористических атак 11 сентября 2001 года. И это притом, что Белый дом не смог представить ни единого доказательства, свидетельствующего о каких-либо связях между Ираком и «Аль-Каидой», осуществившей, согласно официальной версии, теракты. Означает ли это, что западного обывателя можно запрограммировать на веру во что угодно, в любую чушь? Видимо, да. И вот последнее, особенно тревожное тому подтверждение: с конца января 2013 года западные СМИ стали заполняться душераздирающими историями о голодных северных корейцах, пожирающих якобы собственных детей и выкопанных из могил родственников. Об этом всерьез пишут The Washington Post, The Sunday Times, The Independent, The Daily Mail … Комментаторы уже отметили, что всё это крайне напоминает рассказы о «младенцах, разорванных в роддомах Кувейта иракскими солдатами», предварившие войну 1991 года в Заливе...

#12 Stalker

Stalker

    Втёршийся в доверие

  • Members
  • 240 сообщений

Отправлено 05 Апрель 2013 - 09:41

Несколько слов о Расторгуеве.
С точки зрения метапредставлений философия информационной войны Расторгуева (и как представление и как книга) уязвима. В своих представлениях ( и книгах) Расторгуев сводит все многообразие возможных воздейстий на систему и её структуру, либо на человека к нескольким основным элементарным математическим операциям: сложению, вычитанию, умножению и делению.  Как следстие воздействие согласно Расторгуеву может быть осуществлено либо за счет добавления новых свойств или элементов, либо за счет удаления свойств или элементов из системы, либо за счет изменения топологии системы

Ниже отрывок из книги философия инф. войны









3.1. Жизненная сила элемента




Для того чтобы придать рассуждениям вес и плоть, опустимся на землю, т.е. приведем конкретные примеры, которые легко могут быть реализованы с помощью ЭВМ, и посмотрим, каким образом система способна обучаться используя принципы самозарождения и разрушения.
  
Предположим, что наши нейроны способны к следующим элементарным действиям (ЭД): сложить ('+'), вычесть по модулю ('‑'), умножить ('´'), разделить ('/'), ничего не делать (' '). Можно допустить и операции логарифмирования и возведения в степень — это позволит расширить возможности системы по обучению. Нас же сейчас интересует сам подход, поэтому мы ограничимся только пятью названными операциями. Далее, выделим участок «пустого» пространства, на который будет оказываться воздействие по двум входам и одному выходу.
Предположим, что возникшее напряжение должно компенсироваться образованием нейронов в этом «пустом» пространстве.
Предположим, что элементов должно появиться ровно столько (не меньше и не больше), сколько достаточно для компенсации напряжения.
Предположим, что при рождении нейронов выбирается нейрон с тем элементарным действием, которое максимально способствует минимизации напряжения.
При этом считаем, что рожденные нейроны в дальнейшем, наряду с входными данными, оказывают влияние на рождение следующих нейронов.
Например, пусть на первый вход подан сигнал силой три условные единицы (x=3), на второй — 5 (y=5), требуемый результат — 20 (z=20).
Тогда, перейдя на язык линейного программирования, поставленные условия можно записать следующим образом:
x,y — входные значения;
z — выходное значение;
d — элементарное действие из множества [+, *,-,/,' '].

При этом, считаем, что «ничего не делать» является наиболее предпочтительным из всех ЭД. Это действие подразумевает отсутствие нейрона и введено исключительно для полноты картины. Образно говоря, оно полностью соответствует восточной мудрости «никогда не делай лишнего шага, если можешь оставаться на месте, ибо тебе не ведомо — не окажется ли этот твой шаг последним».
Требуется подобрать такое d, которое минимизировало бы выражение

(z — d(x,y))2.    (3.1)


Как видно, минимум достигается только тогда, когда родится нейрон с ЭД «умножить». Обозначим его через А1. Возникший нейрон максимально сгладит существующие противоречия, но до полной идиллии будет еще далеко. Напряжение ослабнет, но еще останется. В том случае, если оставшегося напряжения система не в состоянии будет «долго терпеть», то ей придется опять решать ту же самую задачу, задачу по устранению возникшего напряжения, но уже в новых условиях. Целевую функцию (3.1) придется переписать (с учетом нового элемента, который, став полноправным членом системы, имеет право на свое индивидуальное видение мира) в виде:

min (z‑ (d1(x,y,А1)) 2 (3.2)

или


min ((z - d2(d1(x,y),А1)) 2,(z - d2(d1(x,А1),y)) 2,(z - d2(d11,y),x))) 2.


Таким образом, система под воздействием входных данных будет становиться все сложнее и разнообразнее.
Важно отметить, что если на первом этапе входные данные являлись той силой, которая из камня выжимала воду, порождая собой все происходящее, подобно Господу Богу, то к тому времени, когда система обретет достаточную сложность, включив в себя максимально допустимое имеющимися ресурсами количество элементов, ситуация резко изменится. Теперь уже те входные данные, которые ранее создавали миры, становятся похожими более на выстрел стартового пистолета, чем на «большой взрыв», породивший Вселенную. Для сложной системы, способной самостоятельно (сама для себя) генерировать проблемы, входные данные порой значат меньше, чем сгенерированные на их основе собственные элементы, которым есть что сказать.
Таким образом, внешний мир, определивший создание конкретной системы и выступивший для этой системы в качестве Бога, со временем, с возрастанием сложности этой созданной им системы, становится все менее значимым для поведения системы. Общественное сознание системы и сами ее элементы это начинают понимать. Поэтому наступает момент истины, когда один из элементов (Заратустра) способен громко заявить: «Перед Богом мы все были равны! Но теперь умер этот Бог. Но перед толпою мы не хотим быть равны».
Чем больше элементов включено в систему и чем выше их функциональная мощь, тем более от них зависит, каким будет изменение всей системы даже при самом ничтожном внешнем воздействии.

Процесс самозарождения повторяется до тех пор, пока система не откажется от рождения новых элементов, считая оставшееся внешнее напряжение вполне терпимым, либо ее к этому принудит отсутствие ресурсов. А отсюда один шаг до искусственной стерилизации, когда владельцы сегодняшнего дня отказывают в праве на существование хозяевам дня завтрашнего.
Сказанное касается социальных и биологических систем. Если же речь идет о компьютерных моделях то, здесь, с каждым разом задача выбора ЭД будет становиться все более и более трудоемкой. С одной стороны, все возрастающая трудоемкость выбора нейрона (каждый существующий нейрон несет в себе наряду с входными данными определенное ограничение), а с другой — понижение внешнего напряжения приведут к тому, что система успокоится и будет работать с той погрешностью, на которую окажется способной.

На этом можно считать обучение по принципу самозарождения законченным. Но теперь уже появляется возможность дальнейшего обучения по принципу разрушения, который был рассмотрен ранее. Здесь его можно уточнить, введя такой параметр как «жизненная сила» нейрона. Под жизненной силой нейрона будем понимать величину внешнего напряжения, для компенсации которого он был рожден.
Будем считать, что нейрон может быть уничтожен только тогда, когда внешнее напряжение, действующее на него, превосходит его собственную жизненную силу.
В предложенной схеме самообучения исключается такая ситуация, как паралич системы, и гарантируется на каждом этапе обучения та или иная точность предсказания. Эта точность определяется возможностями ранее рожденных нейронов.
Подобный подход не исключает методов, в основе которых лежит изменение весовых коэффициентов для входных связей нейрона, наоборот, изменение весовых коэффициентов является единственным методом настройки системы в том случае, когда рождение или гибель нового нейрона становятся невозможными. Единственный способ повышения точности в этой ситуации — подстройка весовых коэффициентов. Для социальной системы подстройка порой может заключаться в смене руководителя, в изменении функциональных обязанностей и т.п.
В дальнейшем, системы, функционирующие на базе приведенных принципов самозарождения и разрушения, для краткости назовем СР-сетями.
В рассмотренном примере в качестве ЭД фигурировали арифметические операции, и именно для удобства работы с ними была подобрана соответствующая функция цели. Однако многообразие существующих задач никак не позволяет свести все существующие процессы самообучения исключительно к набору арифметических ЭД. Поэтому возникает резонный вопрос: «Позволяет ли подобный подход решать задачи, связанные с переработкой графических или символьных образов, и можно ли его использовать для решения обычных, будничных задач, присущих человеку, как объекту, притягивающемуся целью ?» Ибо ничто не мешает предложить аналогичный подход для моделирования ситуаций в биологическом, социальном и компьютерном мирах.
Анализируя ситуации социальной жизни людей, можно ввести ЭД типа: «бежать», «идти», «сидеть», «ехать», «говорить», «рождаться», «умирать», «повеситься» и т.п. Можно даже ограничить это множество, скорректировав его действиями «не убий», «не возжелай».
Для компьютерной программы в качестве ЭД могут выступать операции: «писать», «читать» и т.д.
Понятно, что подобные СР-сети не являются панацеей от всех бед и не предлагают универсальной эвристики, пригодной для всех случаев жизни. Они могут стать лишь еще одним инструментом в руках художника, рисующего собственную жизнь.
Серьезным недостатком изложенного подхода является его «непробиваемая» целеустремленность — первоначальное стремление на каждом шаге стараться максимально соответствовать входным данным, а затем стараться учесть мнение всех собственных существующих на данный момент элементов.
Для создания компьютерных моделей пути улучшения ситуации видятся в направлении распараллеливания процессов.

Обобщить сказанное и подвести итог представляется возможным в виде следующей схемы:
1. Элемент системы является простейшей неделимой частицей — формальным нейроном.
2. Каждый нейрон способен к одному элементарному действию из некоторого наперед заданного множества, куда входит действие — «ничего не делать». В общем случае в множество ЭД могут быть включены как арифметические операции, так и специальные алгоритмы, мемо-функции. Наличие ЭД «ничего не делать» равносильно отсутствию нейрона;
3. На начальном этапе система представляет собой множество нейронов с ЭД «ничего не делать», на каждый из которых может оказываться воздействие со стороны нескольких входов и одного выхода. Разницу между получаемым выходным значением и требуемым выходным значением назовем напряжением;
4. Считаем, что возникшее напряжение должно компенсироваться изменением у нейронов присущих им ЭД. Изменение ЭД «ничего не делать» на любое другое приводит к рождению нейрона для системы. Предположим, что нейронов должно возникать ровно столько, сколько необходимо для компенсации напряжения;
5. Считаем, что при рождении нейронов выбирается нейрон с тем ЭД, которое максимально способствует минимизации напряжения. Значение напряжения, которое компенсируется рожденным нейроном, назовем жизненной силой нейрона; считаем, что если на нейрон действует напряжение, превосходящее его собственную жизненную силу, то нейрон гибнет.

Таким образом, было показано, что в основе моделей, предназначенных для исследования серьезных качественных изменений работы системы, с успехом можно использовать саморазрушающиеся и самозарождающиеся структуры.
Новизна и эффективность данного подхода построения самообучающихся систем определяется применением для корректировки имеющегося знания не только коэффициентов ряда, с помощью которого строится приближение к неизвестной функции, а в первую очередь, операций между компонентами числового ряда с последующей корректировкой коэффициентов. Подобный подход позволяет значительно упростить схему работы самообучающейся системы в том случае, когда эта система используется для выделения в потоке данных аналитических зависимостей, построенных на базе таких действий, как сложение, вычитание, умножение и деление. При необходимости перечень действий всегда может быть расширен и дополнен не только известными математическими операциями типа логарифмирования и возведения в степень, но и алгоритмами, включающими реализованные программно мемо-функции, а также сам алгоритм самообучения. В этом случае речь может идти уже не столько о классическом программировании, сколько о написании сценария или задании сюжета произведения.

------------------------------------------------------------
НО
В математике существуют не две, не десять, не сто основных операций, не несколько, а всего три: сложение, умножение и так называемая операция предельного перехода. Остальные операции – это производные от основных, либо обратные к основным.
Именно операция предельного перехода позволяет говорить о эволюции системы, метапереходах, метапредставлениях, метавоздействиях


Почему важно иметь метапредставления?
Если Вы имеете метапредставления Вы можете не только противостоять Вашему противнику, но Вы можете попытаться переопределить стратегию Вашего противника, тем самым попытаться превратить Вашего противника в союзника, либо попытаться ослабить своего противника.
Например
Если Вас давят представлениями о масонах и евреях и их способах финансового и политического воздействия, никто Вам не мешает в свою очередь переопределить (разширить) базовые представления масонов и евреев о способах и уровнях управления, показав что  масонами и еврями в свою очередь пытаются  управлять Индусы но на духовном  и на мировоззренческом уровне.

Если Вас давят „КвазиНавальные“ представлениями о социальных, финансовых, политических кризисах, и при этом на волне этих кризисов пытаются протащить  некого нового троянского коня в лице расколов в обществе, в церкви, в мировоззрении, никто Вам не мешает попытаться переопределить (расширить) предствления о кризисах и о государстве у таких людей, показав что кризисы и государство не сводится только к социальной, финансовой или политической сфере. И что в своей борьбе с одними кризисами, можно подхватить и протащить другие не менее опасные :) .

Кстати грех церковного раскола не смывается даже мученической кровью раскольника!

К сожалению этого в  своей книге Расторгуев не коснулся. Хотя книга хорошая.

Сообщение отредактировал Stalker: 05 Апрель 2013 - 21:34


#13 Stalker

Stalker

    Втёршийся в доверие

  • Members
  • 240 сообщений

Отправлено 05 Апрель 2013 - 09:47

Просмотр сообщенияШтурман (05 Апрель 2013 - 07:20) писал:

Войны США и манипуляция сознанием
http://www.fondsk.ru...niem-19882.html

В конце марта корреспондент американского телеканала CNN Amber Lion сделала сенсационное заявление о том, что сотрудникам телеканала дают распоряжения отправлять в эфир сфабрикованные новости и блокировать информацию, обнародование которой нежелательно для администрации США. По словам журналистки, американские СМИ манипулируют новостями и сейчас «происходит то же самое, что было с Ираком»: демонизируются Сирия и Иран, формируется общественное мнение в поддержку войны против этих стран…
Э.Лион подтвердила, что сотрудники CNN получают гонорары от правительства США за сфабрикованные новости, и выразила беспокойство по поводу бесследного исчезновения независимых журналистов, деятельность которых не соответствовала курсу Белого дома. По информации журналистки, они могли быть арестованы и подвергнуты пыткам под предлогом обвинения в терроризме.
Как известно, лучшие сорта лжи получаются из полуправды. В изготовлении этого продукта особенных успехов добился Голливуд. История сотрудничества Пентагона и Голливуда началась еще в далеком 1927 году, во время создания немого фильма «Крылья». Сегодня военное ведомство США помогает «фабрике грез» всем, чем может.

Согласно законодательству США, Пентагон, как и ЦРУ, не имеет права заниматься пропагандой внутри страны. Однако выход нашли. Ещё в 2001 году личный политтехнолог президента США К.Роув провёл встречу с руководителями ведущих телекомпаний и киностудий. Присутствовали около 50 высших руководителей «мира иллюзий», включая представителей ABC, CBS, NBC, CNN, Fox, HBO, «Коламбия пикчерс», «Метро Голдвин Майер», «Сони пикчерс», «Дримуоркс», «20-й век Фокс», «Юниверсал пикчерс», «Уорнер бразерс», «Парамаунт пикчерс», «Виаком» и др. Главным направлением сотрудничества администрации США и Голливуда в информационной области стало «объединение усилий по борьбе с терроризмом».

Американцы способствуют максимальному распространению дезинформациии через иностранные, прежде всего европейские, СМИ (в числе которых называют, например, Рейтерс и Франс Пресс), причём The New York Times еще несколько лет назад отмечала, что эта инициатива принадлежит Отделу стратегического влияния (ОСВ) — небольшому спецподразделению, созданному в структуре Пентагона вскоре после 11 сентября 2001 г. Задача - использование «черных» методов информационной войны для обработки зарубежных аудиторий путем подбрасывания ложных сведений иностранным журналистам, в том числе «из дружественных и союзных США государств».
Войны в Афганистане и Ираке стали испытательным полигоном не только для новейших образцов американского оружия, но и для современных технологий манипуляции сознанием. Изготовляемые для этого по заказам Пентагона видеоролики во многом делаются по образцам голливудских продюсеров, занимающихся постановкой ТВ-шоу и художественных фильмов. Пионером здесь можно считать Д.Брукхеймера, продюсера знаменитых блокбастеров военной тематики («Высадка Черного Ястреба», «Перл-Харбор» и др.). Его якобы документальный телесериал «Портреты с передовой» об американских солдатах в Афганистане получил в своё время поддержку министра обороны США.

В 2006 году британская The Independent сообщала, что правительство США активно использует не только кинопродукцию, но и заказные фальшивые теленовости. В частности, эксперты некоммерческой организации «Центр СМИ и демократии», отслеживавшие в течение 10 месяцев эфир 77 телеканалов, аудиторией которых является половина населения США, пришли к выводу, что «телекомпании США заполняют эфир программ новостей видеоматериалами, созданными в правительстве и крупных корпорациях… Причем производители таких заказных роликов научились создавать материалы, не отличающиеся от новостей, передаваемых независимыми авторами».
Здесь можно вспомнить телеролик, сыгравший в свое время огромную роль в повороте общественного мнения в США к поддержке первой войны в Персидском заливе. В кадре 15-летняя девочка, изображающая кувейтскую беженку, рассказывает, что видела своими глазами, как иракские солдаты обрекли на смерть 15 младенцев из роддома в Кувейте. Интервью с девочкой крутили по американскому ТВ сотни раз. Имя девочки скрывали - у нее якобы осталась семья на родине, и она может пострадать от солдат Саддама Хусейна. Чтобы понять значение этого ролика, добавим, что президент Дж.Буш-старший использовал рассказ о мертвых младенцах 10 раз за 40 дней военной пропагандистской кампании. Впоследствии было доказано, что показанная по ТВ девочка — не беженка, а дочь посла Кувейта в США. Более того, она — член королевской фамилии, управляющей Кувейтом, все ее родственники имеют огромные состояния, поместья за границей и проживают на Западе...

The New York Times обвинила Пентагон и администрацию США в размещении заказных сюжетов на американском телевидении еще раньше англичан - весной 2005 года. Всего, по данным американской прессы, подобного рода заказные материалы, выглядящие как новостные репортажи, готовили не менее 20 правительственных ведомств. Согласно утверждению The New York Times, Пентагон и Бюро переписи населения США «изготовили и распространили сотни подобных новостных материалов». В одном из таких роликов «житель освобожденного от режима Саддама Хусейна Ирака» приветствует американских солдат возгласами: «Спасибо, Буш! Спасибо, США!» Расследование показало, что героя ролика (кстати, настоящего американца) снимали не в Багдаде, а в Канзас-Сити...
Ещё несколько примеров. Во время войны в Южной Осетии журналисты телеканала Russia today, работавшие в Цхинвали, уличили американский телеканал CNN в подлоге - выдаче кадров из Цхинвала за вид разрушенного Гори. А вот как в августе 2008 г. в информационной войне против России постановочные кадры использовало агентство Рейтерс. На обоих снимках один и тот же человек лежит, изображая мертвеца, но в разных позах и в разных местах. Второй в черном (это тоже один и тот же человек) в первом случае стоит около мнимого трупа, во втором, сидя, плачет - только уже полуголый и в джинсах другого цвета, в то время как «покойник» переодевать брюки не стал, хотя желтым покрывалом накрылся...


Спецгруппы таких «мобильных покойников» сыграли одну из главных ролей в информационной войне против Ливии. В зависимости от ситуации они изображали перед камерами западных корреспондентов на улицах городов Катара или Турции то «жертв режима Каддафи», то «героических повстанцев». После Ливии «живые мертвецы» оказались в Сирии, на этот раз «жертвами режима Асада». Перед вами кадры из разных репортажей, по сути являющихся одним, хорошо срежиссированным «репортажем» о расправах «репрессивного сирийского режима» с мирным населением Хомса. Главный герой - один и тот же человек. «Покойник» - палестинец, зовут Khaled Abu Salah. В Сирии (и не только) известен как один из ведущих деятелей оппозиционной пропаганды…

Как заявлял ещё в 2002 году директор Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО) США Т.Вильсон, будущие войны будут вестись за глобализацию, которая приравнивается к американизации, и главным здесь является восприятие американских ценностей. Проще говоря, в повод для войны превращается даже угроза американским представлениям о новом мировом порядке.
Наконец, можно вспомнить поразительные результаты опроса, проведенного среди граждан США в августе 2003 года по поводу войны в Ираке. 69% опрошенных заявили тогда о своей вере в то, что Саддам Хусейн принимал личное участие в подготовке террористических атак 11 сентября 2001 года. И это притом, что Белый дом не смог представить ни единого доказательства, свидетельствующего о каких-либо связях между Ираком и «Аль-Каидой», осуществившей, согласно официальной версии, теракты. Означает ли это, что западного обывателя можно запрограммировать на веру во что угодно, в любую чушь? Видимо, да. И вот последнее, особенно тревожное тому подтверждение: с конца января 2013 года западные СМИ стали заполняться душераздирающими историями о голодных северных корейцах, пожирающих якобы собственных детей и выкопанных из могил родственников. Об этом всерьез пишут The Washington Post, The Sunday Times, The Independent, The Daily Mail … Комментаторы уже отметили, что всё это крайне напоминает рассказы о «младенцах, разорванных в роддомах Кувейта иракскими солдатами», предварившие войну 1991 года в Заливе...


Супер
...
Спецгруппы таких «мобильных покойников» сыграли одну из главных ролей в информационной войне против Ливии. В зависимости от ситуации они изображали перед камерами западных корреспондентов на улицах городов Катара или Турции то «жертв режима Каддафи», то «героических повстанцев». После Ливии «живые мертвецы» оказались в Сирии, на этот раз «жертвами режима Асада».
...

Сообщение отредактировал Stalker: 05 Апрель 2013 - 09:48


#14 Stalker

Stalker

    Втёршийся в доверие

  • Members
  • 240 сообщений

Отправлено 07 Апрель 2013 - 10:04

Вот ещё одна достаточно удачная попытка сформулировать философию войн и инф.войн вскрывающая многоликую, многомерную, многоуровневую, многофакторную, сетевую, синергетическую природу воздействия

Сетецентричная и сетевая война. Введение в концепцию


Изображение

Рецензия на книгу
Евразийское движение по решению кафедры Социологии международных отношений Социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова выпустили в свет монографию главного редактора портала Геополитика.Ру, а так же главного редактора журнала «Геополитика» Леонида Владимировича Савина.

Адресуя свою работу, прежде всего специалистам в области безопасности, конфликтов, международных отношений, а так же для политологов, дипломатов и военных, автор поставил перед собой задачу распутать клубок, в котором за последние несколько лет переплелись термины и понятия, доктрины и методологии связанные с концепциями сетецентричных (Netcentric Warfare) и сетевых войн (Network). Разграничивая эти понятия, Леонид Савин определяет их следующим образом: сетецентричная война – это военно- техническая революция сверху, в то время как сетевая война это скорее социально-политические инновации снизу, применяемые для достижения своих целей определёнными группами, подразумевающие вместе с политической борьбой контроль обществом властных структур и вовлечение в принятие решений.

Стоит отметить нехватку русскоязычных материалов по данным проблемам, а так же непроработанность терминологии, все это автор пытается восполнить в своей книге для избегания лакун и заимствований в этой сфере, предлагая расширять знания в области стратегической культуры и, в первую очередь, относящуюся к сфере безопасности государства. Не претендуя на полноту изложений, Леонид Савин предлагает отнестись к его работе как к введению в концепцию новых теорий и практик конфликтов, приглашая отечественных исследователей к работе в данном направлении, которая является насущно необходимой с точки зрения социальной стабильности и национальной безопасности.

Именно разграничение и несводимость в единое поле понятий концепций сетецентричных (Netcentric Warfare) и сетевых войн (Network) обуславливает структуру монографии разбитой на две части, каждая из которых и освещает определенную концепцию, начиная с истории появления и предпосылок по наши дни.

Сетецентричная война. Концепция глобального доминирования вынашивалась многие годы в научной, военной, политической, религиозной среде США. Леонид Савин ревизионировал интеллектуальное наполнение этого тренда в хронологическом порядке и подвел читателя к переломному моменту, который произошел в 1991 г. (Операция «Буря в пустыне» в Ираке) и ознаменовался появлением новой природы войны.

Автор, выделяя основные моменты этого феномена, замечает, что несмотря на наличие большого военного потенциала, вооруженные силы Ирака понесли сокрушительное поражение. Во-первых, против них применялось высокоточное оружие, во-вторых, основной упор США и силы НАТО делали на авиацию и крылатые ракеты, запускаемые с палуб военных кораблей, наземная часть операции длилась четыре дня при общей протяженности ведения военных действий равной месяцу и десяти дням. Немаловажную роль в победе коалиции сыграла запущенная в строй система спутниковой навигации GPS, пусть и частично введенная в эксплуатацию. Во время операции «Буря в пустыне» был применен синергетический потенциал военно-воздушной и космической силы, в первую очередь для коммуникаций, связи и навигации. Пожалуй, одним из ключевых моментов этой компании явилась информационная составляющая, а именно освещение событий в режиме онлайн телекомпанией CNN, что вылилось в такое понятие как «телевизионная война».

Анализ победы в иракской компании заставил Пентагон пересмотреть свою оборонную доктрину. В частности рассматривая технологический аспект, связанный с изменением методов ведения боевых действий автор отмечает, что потребовалось не только оснащение войск новейшими видами вооружения, но и новое мышление военнослужащих всех рангов, включая новые формы взаимодействия, обучения и практического опыта. Тем более, что боевые действия в Сомали в 1992 г., в Боснии в 1993 г., в Югославии в 1999 г. убедили Пентагон в правильности выбранного курса.
Но возвращаясь к событиям иракской компании, Леонид Савин предлагает читателю познакомиться с полковником ВВС США Джоном Уорденом, в задачи которого входило проектирование долгосрочных компаний. Он известен тем, что разработал системный подход к боевым действиям, назвав его операции на основе эффектов (Effect-based Operations). Сама же концепция была построена на уникальной модели современного государства, представляющую из себя структуру из пяти концентрических колец: в центре национальные Лидеры, которые защищены четырьмя остальными: Производство (жизненно необходимое во время боевых действий), Инфраструктура (дороги, энергосети и т.д.), Народонаселение, Вооруженные силы. Таким образом, при помощи новых технологий «Стэлс» и точного наведения планировщики под руководством Уордена предложили схему «война изнутри наружу», основанную на поражении внутреннего кольца. Так же интересно мнение американского стратега относительно того, что любая страна среднего размера при поражении до 500 ее объектов может быть полностью парализована.

В настоящее время в военно-политических кругах США под операцией на основе эффектов принято понимать процесс, направленный на получение желаемых стратегических результатов или «эффект», оказываемый на врага посредством синергетического, мультипликативного и кумулятивного применения полного спектра военных и невоенных возможностей на тактическом, оперативном и стратегическом уровнях. ООЭ включат в себя идентификацию и боевое столкновение с уязвимыми и сильными сторонами противника объединённым и целенаправленным способом, используя все доступные средства для достижения конкретных последствий в соответствии с намерениями командира. Понятие эффекта описывается следующим образом: физический, функциональный или психологический результат, событие или то, что является результатом военных или невоенных действий.

Разобрав подробно атрибуты ООЭ, автор отмечает те новые аспекты, которые обеспечивают командиров и планировщиков новыми возможностями для атаки на элементы воли противника, тем самым непосредственно избегая или снижая зависимость от чисто физических, разрушительных мер воздействия.

Завершая описание концепции ООЭ необходимо сказать о том дополнении, которое привнес генерал Дэвид Дептула. Акцентируя внимание на понимании противника как системы, генерал предложил расширить ООЭ от применения исключительно в вооруженных силах до всех национальных уровней, включая дипломатический, информационный и экономический. Его понимание концепции ООЭ привносит в образ мышления альтернативную концепцию войны на основе контроля, а не традиционных концепций уничтожения и истощения.

После рассмотрения новой природы войны Леонид Савин предлагает ознакомиться с революцией в военном деле (РВД), автором которой является адмирал Уильям Оуэнс. Развивая системный подход, адмирал предложил новую структуру военных сил США, отмечая при этом произошедшие три революции, которые направили вооруженные силы в сторону фундаментальных изменений. Разберем только одну из них, которую принято называть революция в военном деле (РВД). Вот как сам автор концепции описывает изменения РВД: «Разведка, наблюдение и рекогносцировка включают в себя сенсоры и передающие технологии, связанные со сбором данных ISR, а так же новые средства, с помощью которых мы в состоянии отследить то, что делают наши собственные войска». При этом адмирал Оуэнс добавляет, что продвинутая система C4I– командование, контроль, коммуникации, компьютерные программы и обработка разведданных – царство, в котором мы преобразовываем осведомленность сенсоров в преобладающее понимание пространства боя и конвертируем это понимание в миссии и приказы, предназначенные для того, чтобы видоизменять, контролировать и превосходить в том пространстве, гда происходит сражение.
Стоить напомнить, что системный подход подразумевает не только военную среду, но и инные национальные уровни, которые подробно рассмотрел генерал Дептула. Основным в РВД адмирал Оуэнс выделяет оценку эффективности ведения боя, которая позволит действовать внутри цикла принятия решений, так называемая петля НОРД (Наблюдение-Ориентация-Решение-Действие).
Еще одним важным шагом на пути концепции сетецентричных войн Леонид Савин выделяет концепцию Joint Vision 2010, принятую Объединенным комитетом начальников штабов Петагона, в которой была изложена идея «Полного Спектра Доминирования». В документе указывалось, что видение будущей войны связано с применением разведки, системы командования и контроля и направлено на развитие четырех операционных концепций: доминирующий маневр, точность взаимодействия, полномерная защита и сосредоточенная логистика. Так же было указано, что для интеграции необходимо полное объединение : институциональное, организационное, интеллектуальное и техническое, то что можно описать неологизмом Оуэнса «система систем».
В целом ООЭ, РВД и СЦВ это взаимосвязанные концепции и в зависимости от условий и характера боевых действий и стратегического планирования может применяться один из терминов или все вместе. После затянувшегося описания предпосылок перейдем к видению автора непосредственно самой концепции Сетецентричных войн (СЦВ). Для этого перейдем к рассмотрению внедрения данной концепции.

По определению Пентагона, сетецентричная война направлена на перевод информационного преимущества с помощью информационных технологий в конкурентное между надежными сетями географически распределенных сил. В сочетании с изменениями в технологиях, организации, процессах и людском потенциале это позволит создать новые формы организационного поведения. Новая форма войны основана на четырех принципах:
Прочные силы, построенные по принципу сети и усовершенствующие распределение информации.
Распределение информации и взаимодействие улучшает качество информации и всеобщей ситуационной осведомленности.
Всеобщая ситуационная осведомленность улучшает самосинхронизацию.
А это в свою очередь значительно повышает эффективность миссии.

Суть концепции заключается в том, что войска, действующие по этим принципам, будут иметь увеличенную боевую мощь и достигнут большей скорости командования, а так же повысят свою живучесть и гибкость.

Цель СЦВ состоит в преобразовании военной структуры в такую конфигурацию, которая сделает войска наиболее эффективными: они будут быстрее; состоять из более рассредоточенных сил; понизят коэффициент смертности, в то же время уменьшая зависимость от применения оружия; будут иметь возможность предвидеть; интегрировать новые технологии в сеть для производства информации и получения преимущества в скорости по сравнению с будущими оппонентами.
В монографии Леонид Савин приводит очень большое количество графиков, схем, диаграмм и т.д. для визуализации материала, что позволяет воспринимать информационную составляющую более объемно и более эффективно, тем более что очень подробно в книге освещен переход от гипотез СЦВ к опыту. Ссылаясь на работы Дэвида Альбертса, Джона Гарстка, Ричарда Хайса и Дэвида Синьори автор показывает, что СЦВ охватывает три сферы – физическую, информационную и когнитивную, активное и правильное взаимодействие между которыми увеличивают боевую мощь.
Отслеживание ситуации у союзников и врагов - это еще один из фундаменталов СЦВ. Эдвард Смит выводит его в формулу, которая воплощена посредством ООЭ – совокупность действий, направленных на формирование модели поведения друзей, нейтральных сил и врагов в ситуации мира, кризиса и войны. На уровне мировой геополитики эта формула сочетает стратегию с комплексной и адаптивной структурой военной системы.

В разделе посвященном СЦВ главный редактор портала Геополитика.Ру выделяет место информационным войнам, которые заключают в себе как технологический, так и социально-политические аспекты. Термин, кстати говоря, широко используется экспертами, политологами и СМИ, зачастую носит несколько сумбурный характер, наполненный зачастую несколько искривленными смыслами. Леонид Савин и тут наводит порядок в терминологии и понятиях, ссылаясь на работы Себровски, Гарстка и Альбертса, он отмечает, что информационные технологии не только изменят саму природу того, что мы подразумеваем под войной и военными операциями, но также породят целый ряд действий, которые станут привычными для будущих поколений в качестве ведения войны.

Рассматривая критику СЦВ, Леонид Савин говорит, прежде всего, о консервативных кругах Пентагона, связанных со структурами ВПК, которым не выгодно переходить на новую модель ведения боевых действий. Так же среди критиков оказался видный геополитик Тамас Барнетт, который вместе с критикой СЦВ поставил под сомнение модель Уордена о центрах гравитации, раскритиковал петлю НОРД и децентрализацию принятия решений. Как теоретическая конструкция СЦВ находится далеко от земной реальности и природы войны. Это иллюзия и для вооруженных сил и для общества, вера в то, что технология может решить все проблемы, поставленные противником, была разрушена в Ираке и Афганистане, когда обычные военные действия заканчивались.
Вторую часть своей монографии Леонид Савин посвятил освещению понятий связанных с концепциями сетевых войн, утверждая, что влияние информационной эпохи сказалось не только на военно-промышленном комплексе США. Социальная динамика, процессы глобализации, новые достижения в сфере масс-медиа и коммуникационных технологий, а так же культура постмодерна глубоко изменили саму суть современного общества. Рассматривая конфликты и общество сети, автор дает определение обществу сетевых структур (Network society), характерным признаком которого является доминирование социальной морфологии над социальным действием. Наверное, стоит пояснить подробнее, что понятие социальная морфология было привнесено в социологию Э. Дюркгеймом и подразумевает структурное строение общества в его взаимодействии с окружающей средой. Социальное действие привнесено в научный обиход М. Вебером, который определяет его как действие, сознательно ориентированное индивидом на ожидания других людей и тем самым уже соотнесенное с их настоящим, прошлым или будущим поведением.

Но вернемся к книге Леонида Савина, который цитируя работу «Становление общества сетевых структур» Мануэля Кастельса отмечает, что в 1990-х гг. практически все наиболее значимые общественные движения в мире организовались при помощи Интернета, развитие которого превратилось в главный инструмент деятельности, информирования, вербовки, организации, доминирования и контрдоминирования.

   Что касается термина «сетевая война», то его авторы Джон Аркила и Дэвид Ронфельдт дают следующее определение: сетевая война – это идеационный конфликт социетального уровня, проходящий с помощью интернет коммуникаций. Она связана с идеями и эпистемологией – что известно, и каким образом это известно, сетевая война во многом проходит через коммуникационные системы общества.

Повествуя о структуре сетей, Леонид Савин акцентирует внимание читателя на том, что в идеальной форме акторы сетевой войны представляют собой сети небольших разнотипных объединений, напоминающих ячейки, которые рассредоточены, но взаимосвязаны. По своей структуре сеть может иметь форму цепи или звезды, а в идеале - всесвязанный структурный дизайн посредством гибридизации и многоуровневости. Вне зависимости от типа, структура сетей имеет четыре уровня: организационный, доктринальный, технологический и социальный. Сильнейшие сети – это те, в которых организационный уровень поддерживается пропитывающей его доктриной или идеология гармонична всей структуре и где все это прослоено продвинутыми телекоммуникациями и на базовом уровне имеются традиционные сети персональных и социальных уз.

После описания базовых понятий сетей автор монографии переходит к описанию сетевых воинов, к которым он относит этнические, националистические и сепаратистские движения, криминальные группировки, террористов и революционеров, хакеров, а так же военизированные группы социальных активистов. Но главным ресурсом сетевой войны является сама сетевая структура. Сеть плетется из множества узлов, каждый из которых выполняет свою, часто узкоспециализированную задачу.

Далее в своей работе Леонид Савин на примерах подробно рассматривает криминальные, этнические, гражданские и религиозные сети, а так же сети и государственную стратегию, на чем хотелось бы остановиться для более детального описания, так как все вышеперечисленные сети являются угрозой для государства. Для ответа на вопрос: «что же в таком случае должна предпринять власть?» приведем цитату отцов-основателей сетевых войн Аркилы и Ронфельдта, которые говорят о том, что у государств имеется целый диапозон вероятных стратегий для того, чтобы иметь дело с сетевыми негосударственными акторами. Общая область альтернатив для стратегов состоит из двух осей: одна основана на военной и экономической жесткой силе, а другая основана на идее мягкой силы. В последнее время США активно используют обе, зачастую прибегая к различного рода гибридным смесям.

Так же автор книги говорит о том, что специалисты RAND использовали методы применения власти и силы по отношению к объекту влияния. Подробно о видах власти рассмотрено в работах профессора Гарвардского университета Джозефа Найя и бывшего госсекретаря Ричарда Эрмитажа. Мы же кратко скажем о жесткой силе (hard power), которая позволяет использовать метод кнута и пряника для получения желаемого результата; мягкая сила (soft power) дает возможность привлекать людей на свою сторону без применения насилия, в этом случае фундаментальной основой является легитимность. Умная сила (smart power) не является ни hard ни soft, но представляет комбинацию обоих. Авторы концепции так описывают ее: smart power означает развитие интегрированной стратегии, рессурсной базы и инструментария для достижения целей США, которые предусмотрены и hard и soft power.

К понятиям сетевых войн Леонид Савин так же относит концепцию кибервойны, говоря о том, что киберпространство и информационная сфера есть подмножество более широкой ноосферы, которая является глобально описывающим царством разума. Наиболее удачное определение боевых действий в киберпространстве по мнению автора принадлежит генералу Джеймсу Картрайту: кибератака – это намеренное причинение вреда одной стороной (которая атакует) по отношению к другой( мишень) в связи с системными интересами. Мишень также может выступать в качестве отвечающей стороны… Киберсдерживание – достижение таких возможностей в кибер пространстве, когда мы можем сделать с другими то, что они не могут сделать с нами.

Также, на мой взгляд, весьма уместным и очень познавательным в книге Леонида Савина является раздел посвященный военным и политическим манипуляциям с сетями. В качестве примера подобных действий автор предлагает рассмотреть цветные революции. Оппозиционные партии, группы недовольных, различные неправительственные организации могут выступать катализатором общественно-политических бунтов, за которыми, как правило, стоят правительства иностранных государств, оказывающие финансовую помощь организациям, инициировавшим беспорядки и акции протеста, проводящие подготовку активистов, осуществляющие медийную поддержку и оказывая при этом политическое давление на руководство стран, требуя инициировать «демократические реформы». Успех подобных мероприятий связан с тем, что практически все нынешние социальные движения по своей сути уже являются неформальными сетями, связывающими плюрализм индивидуумов и групп, которые с организационной точки зрения более или менее уже структурированы.
В заключении Леонид Савин говорит о том, что акторами сетевой войны продолжают выступать представители самых различных формальных и неформальных структур – от этнических групп и диаспор, идеологических объединений и профсоюзов до транснациональных корпораций и лобби групп, частных военизированных структур и преступных группировок. Поскольку границы сетевой войны размыты, инициаторы ее проведения зачастую остаются вне поля зрения, используя классические механизмы конфликтов – от подстрекательства до поощрения. Авторами сетевых войн часто оказываются различные исследовательские институты, аналитические центры и неправительственные фонды, разрабатывающие сценарии по заказу различных правительственных агентств.

Завершая книгу, Леонид Савин задается риторическим вопросом (риторическим ли?): какие последствия будут для стран и народов, где случайное событие с помощью сетевых технологий сможет создать снежный ком реакций, приведший к конфликтам и хаосу?


------------------------------------------------------------------------------------
Сетецентричные войны. Новая (сетевая) теория войны



Изображение

Новая концепция ведения войн (emerging theory of war) разработана Офисом Реформирования ВС Секретаря Обороны (Office of Force Transformation). Разработчики этой теории убеждены, что в ближайшем будущем эта теория, «если не заменит собой традиционную теорию войны, то существенно и необратимо качественно изменит ее»Новая концепция ведения войн (emerging theory of war) разработана Офисом Реформирования ВС Секретаря Обороны (Office of Force Transformation) под управлением вице-адмирала Артура К. Сибровски (Cebrowski). Она активно внедряется сегодня в практику ведения боевых действий США в Ираке и Афганистане, тестируется на учениях и симуляторах. Разработчики этой теории убеждены, что в ближайшем будущем эта теория, «если не заменит собой традиционную теорию войны, то существенно и необратимо качественно изменит ее». Обращение к этой концепции стало общим местом в докладах министра Обороны США Дональда Рамсфильда, под-секретаря Безопасности Пол Вулфовица и других высших военных чиновников США.


Три цикла цивилизации и три модели военной стратегии

Сетецентричная теория войны основана на фундаментальном делении циклов человеческой истории на три фазы – Аграрная, Промышленная и Информационная эпохи, каждой из которых соответствуют особые модели стратегии. Этим эпохам строго соответствуют социологические понятия – премодерн, модерн и постмодерн. Информационная эпоха – это период постмодерна, который проходит сегодня, когда развитые общества Запада (в первую очередь, США) переходят к качественно новой фазе. Теория сетецентричных войн представляет собой модель военной стратегии в условиях постмодерна. Как модели новой экономики, основанные на информации и высоких технологиях, сегодня доказывают свое превосходство над традиционными капиталистическими и социалистическими моделями промышленной эпохи, так и сетецентричные войны претендуют на качественное превосходство над прежними стратегическими концепциями индустриальной эпохи (модерна). Теория сетецентричных войн представляет собой перенос основных моментов постмодернистского подхода на сферу военной науки.


Что такое «сеть» в военном смысле?

Ключевым понятием для всей этой теории является термин «сеть». В современном американском языке помимо существительного «the network» - «сеть» появился неологизм – глагол «to network», что приблизительно переводиться как «осетивить», «охватить сетью», «внедрить сеть в», «подключить к сети». Смысл «сети», «сетевого принципа состоит в том, что главным элементом всей модели является «обмен информацией» - максимальное расширение форм производства этой информации, доступа к ней, ее распределения, обратной связи. «Сеть» представляет собой новое пространство – информационное пространство, в котором и развертываются основные стратегические операции – как разведывательного, так и военного характера, а также их медийное, дипломатическое, экономическое и техническое обеспечение. «Сеть» в таком широком понимании включает в себя одновременно различные составляющие, которые ранее рассматривались строго раздельно. Боевые единицы, система связи, информационное обеспечение операции, формирование общественного мнения, дипломатические шаги, социальные процессы, разведка и контрразведка, этно-психология, религиозная и коллективная психология, экономическое обеспечение, академическая наука, технические инновации и т.д. все это отныне видится как взаимосвязанные элементы единой «сети», между которыми должен осуществляться постоянный информационный обмен. Смысл военной реформы в рамках «новой теории войны» информационной эпохи состоит в одном: создание мощной и всеобъемлющей сети, которая концептуально заменяет собой ранее существовавшие модели и концепции военной стратегии, интегрирует их в единую систему. Война становится сетевым явлением, а военные действия – разновидностью сетевых процессов. Регулярная армия, все виды разведок, технические открытия и высокие технологии, журналистика и дипломатия, экономические процессы и социальные трансформации, гражданское население и кадровые военные, регулярные части и отдельные слабо оформленные группы - все это интегрируется в единую сеть, по которой циркулирует информация. Создание такой сети составляет сущность военной реформы ВС США.


Операции базовых эффектов (Effects-based operations - EBO) – центр «сетецентричных войн»

Центральной задачей ведения всех «сетевых войн» является проведение «операции базовых эффектов» (Effects-based operations – EBO), далее ОБЭ. Эта важнейшая концепция во всей данной теории. ОБЭ определяются как «совокупность действий, направленных на формирование модели поведения друзей, нейтральных сил и врагов в ситуации мира, кризиса и войны». (Цит. по Edward A.Smith, Jr. Effects-based Operations. Applying Network-centric Warfare in Peace, Crisis and War, Washington, DC:DoD CCRP, 2002).

ОБЭ означает заведомое установление полного и абсолютного контроля надо всеми участниками актуальных или возможных боевых действий и тотальное манипулирование ими во всех ситуациях – и тогда, когда война ведется, и тогда, когда она назревает и тогда, когда царит мир. В этом вся суть «сетевой войны» - она не имеет начала и конца, она ведется постоянно, и ее цель обеспечить тем, кто ее ведет, способность всестороннего управления всеми действующими силами человечества. Это означает, что внедрение «сети» представляет собой лишение стран, народов, армий и правительств мира какой бы то ни было самостоятельности, суверенности и субъектности, превращение их в жестко управляемые, запрограммированные механизмы. За скромной «технической» аббревиатурой «ОБЭ» стоит план прямого планетарного контроля, мирового господства нового типа, когда управлению подлежат не отдельные субъекты, а их содержание, их мотивации, действия, намерения и т.д. Это проект глобальной манипуляции и тотального контроля в мировом масштабе.

Это видно из определения ОБЭ. Задачей такой «операции» является формирование структуры поведения не только друзей, но и нейтральных сил и врагов, т.е. и враги и занимающие нейтральную позицию силы по сути заведомо подчиняются навязанному сценарию, действуют не по своей воле, но по воле тех, кто осуществляет ОБЭ – т.е. США. Если враги, друзья и нейтральные силы в любом случае делают именно то, чего хотят от них американцы, они превращаются в управляемых (манипулируемых) марионеток заведомо – еще до того, как следует окончательное поражение. Это выигрыш битвы до ее начала. ОБЭ в равной мере применяются в период военных действий, в моменты кризиса и в периоды мира, что подчеркивает тотальный характер сетевых войн – они запускаются не только в момент напряженного противостояния и в отношении противника, как классические войны промышленного периода, но и в периоды мира и кризиса и не только в отношении противника, но и в отношении союзника или нейтральных сил. Цель сетевых войн – ОБЭ, а цель ОБЭ – абсолютный контроль надо всеми участниками исторического процесса в мировом масштабе.


Влияние на теорию «сетевой войны» структурных изменений в других областях американского общества

На появление первых концепций «сетецентричных войн» повлияли изменения в разных секторах американского общества – в экономике, бизнесе, технологиях и т.д. Можно выделить три направления трансформаций, которые легли в основу этих концепций:

- Перенос внимания от концепта «платформы» к «сети»;
- Переход от рассмотрения отдельных субъектов (единиц) к рассмотрению их как части непрерывно адаптирующейся экосистемы;
- Важность осуществления стратегического выбора в условиях адаптации и выживания в изменяющихся экосистемах.

В военно-стратегическом смысле это означает:

- переход от отдельных единиц (солдат, батальон, часть, огневая точка, боевая единица и т.д.) к обобщающим системам;
- рассмотрение военных операций в широком информационном, социальном, ландшафтном и иных контекстах;
- повышение скорости принятия решений и мгновенная обратная связь, влияющая на этот процесс во время ведения военных операций или подготовки к ним;
- Цели и методы введения сетевого подхода в систему ВС США.


Целью перехода к сетецентричным военным моделям являются:

- обеспечение наличия союзников и друзей;
- внушение всем мысли об отказе и бессмысленности военной конкуренции с США;
- предупреждение угроз и агрессивных действий против США, а если до этого дойдет дело, то быстрая и решительная победа над противником.

А достигаться это должно через конкретные преимущества, которые дает сетевой подход:

- Лучшая синхронизация событий и их последствий на поле боя;
- Достижения большей скорости передачи команд;
- Повышение жертв среди противников, сокращение жертв среди собственных войск и рост личной ответственности военных во время проведения военной операции и подготовки к ней.


Основные принципы сетецентричных операций – информационное превосходство

В первую очередь следует сражаться за информационное превосходство:
- искусственно увеличить потребность противника в информации и одновременно сократить для него доступ к ней;
- обеспечить широкий доступ к информации своих через сетевые механизмы и инструменты обратной связи, надежно защитив их от внедрения противника;
- сократить собственную потребность в статичной информации через обеспечение доступа к широкому спектру оперативного и динамичного информирования.


«Всеобщая осведомленность»

«Всеобщая осведомленность» (shared awareness) достигается через:
- построение общей сводной информационной сети, выстраиваемой и постоянно обновляемой через сырые и обработанные данные, поставляемые разведкой и иными инстанциями;
- превращение пользователей информации одновременно в поставщиков информации способных активировать незамедлительно обратную связь;
- максимальная защита доступа к этой сети от противника с одновременной максимальной доступностью ее для подавляющего числа своих.


Скорость командования

Скорость командования должна быть увеличена в критической пропорции, чтобы:

- через адаптацию к условиям боя сокращать скорость принятия решений и их передачи, переводя это качество в конкретное оперативное преимущество;
- в ускоренном темпе блокировать реализацию стратегических решений противника и обеспечить заведомое превосходство в соревновании на уровне решений.


Самосинхронизация

Самосинхронизация призвана обеспечить возможность базовых боевых подразделений действовать практически в автономном режиме, формулировать самим и решать оперативные задачи на основе «всеобщей осведомленности» и понимания «намерения командира». Для этого следует:

- повысить значение инициативы для повышения общей скорости ведения операции;
- соучаствовать в реализации «намерения командира», где «намерение командира» отличается от формального приказа и представляет собой осознание скорее финального замысла операции, нежели строго следование буквальной стороне приказа;
- быстро адаптироваться к важным изменениям на поле битвы и устранить логику пошаговых операции традиционной военной стратегии.


Распределенные силы

Задача сетецентричных войн перераспределить силы от линейной конфигурации на поле боевых действий к ведению точечных операций. Для этого:

- преимущественно перейти от формы физического занятия обширного пространства к функциональному контролю над наиболее важными стратегически элементами;
- перейти к нелинейным действиям во времени и пространстве, но чтобы в нужный момент иметь возможность сосредоточить критически важный объем сил в конкретном месте;
- усилить тесное взаимодействие разведки, операционного командования и логистики для реализации точных эффектов и обеспечение временного преимущества с помощью рассеянных сил.


Демассификация

Принцип демассификации отличает войны постмодерна от войн модерна, где почти все решало количество боевых единиц. Демассификация основана на:

- Использовании информации для достижения желаемых эффектов, ограничивая необходимость сосредоточения крупных сил в конкретном месте;
- Увеличении скорости и темпа перемещения на поле действий, чтобы затруднить возможность противника к поражению цели.


Глубокое сенсорное проникновение

Этот принцип сетецентричной войны представляет собой требование увеличение количества и развитие качества датчиков информации как в районе боевых действий, так и вне его. Это проникновение обеспечивается за счет:

- Объединение в единую систему данных, получаемых разведкой, наблюдением и системами распознавания;
- Использование сенсоров как главных маневренных элементов;
- Использование датчиков и точек наблюдения как инструмента морального воздействия;
- Снабжение каждого орудия и каждой боевой единицы (платформы) разнообразными датчиками и информационными сенсорами – от отдельного бойца до спутника.


Изменение стартовых условий ведения военных действий

Уже классическая военная стратегия обнаружила, что развертывание войны напрямую зависит от стартовых условий. От того, в каком контексте и при каком балансе сил начнется война во многом определяет, как будут развертываться дальнейшие события. Поэтому задача сетевых войн:

- заранее повлиять на стартовые условия войны, заложить в них такую структуру, которая заведомо приведет американскую сторону к победе;
- спровоцировать сочетание во времени и в пространстве ряда событий, которые призваны повлиять на потенциального противника и блокировать его ответную инициативу.


Сжатые операции

Сжатые или компрессионные операции – это такие операции, в которых преодолеваются структурные и процедурные разграничения между различными военными службами и полный доступ к разнородной информации обеспечивается даже на низшем уровне боевых единиц. Для этого:

- повышается скорость развертывания и применения боевой силы, а также обеспечения боеприпасами;
- отменяется фрагментация процессов (организация, развертывание, использование, обеспечение и т.д.) и функциональных областей (операций, разведки, логистики и т.д.);
- отменяются структурные разграничения на низовых базовых группах.


Структура 4 областей сетецентричных войн

Теория сетевых войн утверждает, что современные конфликты развертываются в 4 смежных областях человеческой структуры: в физической, информационной, когнитивной (рассудочной) и социальной. Каждая из них имеет важное самостоятельное значение, но решающий эффект в сетевых войнах достигается синергией (однонаправленным действием различных сил) всех этих элементов.


Физическая область

Физическая область – это традиционная область войны, в которой происходит столкновение физических сил во времени и в пространстве. Эта область включает в себя среды ведения боевых действий (море, суша, воздух, космическое пространство), боевые единицы (платформы) и физические носители коммуникационных сетей. Этот аспект лучше всего поддается измерению, и ранее служил основной пи определении силы армии и способности вести болевые действия. В информационную эпоху это становится не столь очевидным, и следует рассматривать физический аспект как некий предельный эффект действия сетевых технологий, основная часть которых расположена в иных областях, но которые проецируют а физическую область свои эффекты.


Информационная область

Информационная область – это сфера, где создается, обрабатывается и распределяется информация. Эта область покрывает системы передачи информации, базовые сенсоры (датчики), модели обработки информации и т.д. Это преимущественная среда эпохи сетевых войн, которая выделилась в самостоятельную категорию – «информосферу» наряду с физическими средами. И приобрела важнейшее – если не центральное значение. Информационная область в эпоху сетевых войн связывает между собой все уровни ведения войны и является приоритетной. Преимущества или недостатки в накоплении, передаче, обработке и охране информации приобретают постепенно решающее значение.


Когнитивная область

Когнитивной область является сознание бойца. Именно она является тем пространством, где преимущественно осуществляется ОБЭ. Все основные войны и битвы развертываются и выигрываются именно в этой сфере. Именно в когнитивной области располагаются такие явления как «намерение командира», доктрина, тактика, техника и процедуры. Сетецентричные войны уделяют этому фактору огромное значение, хотя процессы, происходящие в этой сфере, измерить значительно сложнее, чем в области физической. Но их ценность и эффективность подчас намного важнее.


Социальная область

Социальная область представляет собой поле взаимодействия людей. Здесь преобладают исторические, культурные, религиозные ценности, психологические установки, этнические особенности. В социальном пространстве развертываются отношения между людьми, выстраиваются естественные иерархии в группах – лидеры, ведомые и т.д., складываются системы групповых отношений. Социальная область является контекстом сетевых войн, которую следует принимать во внимание самым тщательным образом.


Пересечение областей

Войны информационной эпохи основаны на сознательной интеграции всех 4 областей. Из них и создается сеть, которая лежит в основе ведения военных действий.

Сферы пересечения этих областей имеют принципиальное значение. Настройка всех факторов сети в гармоничном сочетании усиливает военный эффект от действия Вооруженных Сил, а сознательные действия, направленные против противника, напротив, расстраивают его ряды, разводят эти области между собой, лишая тем самым важнейшего фактора превосходства.


Сетевая война против России
Сетецентричная война сегодня ведется против России

Объективный анализ теории сетецентричных войн и сетецентричных операций, в центре которых лежат ОБЭ (операции базового эффекта), приводит к ряду важнейших выводов, касающихся России.

Сама сущность сетевой войны, описанной в документах Департамента Обороны США, основана на установлении мирового господства США на основе сетевых технологий, которые служат главным инструментом установления этого господства. Показательно, что ОБЭ в такой теории должны вестись всегда (война, кризис, мир) и в отношении всех без исключения (противников, нейтральных сил или друзей). Это означает, что – кем бы ни считали Россию США – против нее ведется полноценная и фундаментальная «сетевая война». Смысл ОБЭ, как показано выше, состоит в «совокупности действий, направленных на формирование модели поведения друзей, нейтральных сил и врагов в ситуации мира, кризиса и войны». Значит, нашу модель поведения тщательно и последовательно формирует внешняя сила. Это значит, что против нас ведутся военные действия нового поколения – информационной эпохи.

Задачей сетецентричных войн для США является «внушение всем мысли об отказе и бессмысленности военной конкуренции с США», а это означает, что любые попытки России выстроить систему стратегической безопасности, исходя из своих собственных интересов и с опорой на сохранение и укрепление своей геополитической субъектности, будут системным образом срываться в результате последовательных, тщательно просчитанных и системных сетецентричных операций. По сути, создание «сети» в том смысле, в каком это имеют в виду стратеги Пентагона, это выстраивание системы глобальной доминации США надо всем миром, т.е. постмодернистический аналог колонизации и подчинения, только осуществленные в новых условиях, в новых формах и с помощью новых средств. Здесь необязательно прямая оккупация, массовый ввод войск или захват территорий. Излишни армейские действия и огромные военные траты. Сеть – более гибкое оружие, она манипулирует насилием и военной силой только в крайних случаях, и основные результаты достигаются в контекстуальном влиянии на широкую совокупность факторов – информационных, социальных, когнитивных и т.д.

Здесь не следует заблуждаться: строя глобальную сеть с отсутствием четкой локализации главного командного пункта, США строят американскую сеть, сеть, действующую в их интересах. Глобализм проистекает из того, что эти интересы сегодня глобальны, но как бы ни казалось на поверхности, сетевую войну ведут именно США и ведут ее против всех остальных стран и народов – как против врагов, так и против друзей и нейтральных сил. Установление внешнего контроля и внешнее управлениями действиями и есть порабощение – только в эпоху постмодерна оно оформлено в иные образы, нежели в индустриальную эпоху. Но «сеть» - это ничто иное как система ведения войны и военных действий, даже если она подается как «благо» и «пик технического развития».

Первый вывод из знакомства с теорий сетецентричных войн: эта война ведется против России и направлена, как и всякая война, на ее покорение, подчинение и порабощение, в каких бы терминах это ни преподносилось.


Сегменты американской сети в российском обществе

Факт ведения сетевой войны против России заставляет по-новому осмыслить многие процессы, протекающие в российском обществе. Раз мы подвергаемся сетевому воздействию и раз существует могущественная, технологически развитая и эффективная инстанция, занятая этим, многие явления российской жизни – в социальном, политическом, информационном и иных смыслах – объясняются этими внешними влияниями, вполне структурированными, неслучайными и направленными к конкретной цели. Сетевые войны постоянно апеллируют к контексту, к когнитивным, информационным и психологическим факторам. Кроме того, центральность задачи влияния на «стартовые условия войны» указывает на огромную заинтересованность США в манипуляциями социальными процессами еще тогда, когда перспективы реального столкновения и близко нет.

Отсюда сама собой напрашивается вполне конкретная задача: выявление сегментов американской «сети» в российском обществе, исследование системы влияний, импульсов и манипуляций в информационной и социальной сферах, а также в иных областях, являющимися приоритетными зонами воздействия в среде «сетецентричных операций».

Совершенно очевидно, что российские спецслужбы, политические институты, системы Обороны, силовые министерства и ведомства концептуально остаются в рамках стратегий эпохи модерна, индустриального общества. Более того, в России практически не идет процесса национальной модернизации, а по инерции эксплуатируются остатки советской экономики и природные ресурсы, что по сути означает регресс даже в отношении промышленных общественных парадигм – в стороны ресурсного придатка и примитивных стратегий аграрной эпохи. Такие структуры принципиально не способны не только эффективно справиться с вызовом постмодернистических сетевых технологий, которые задействованы в сетевой войне против России, ведущейся активно и на нашей территории, но и корректно распознать сам факт ее ведения. Используемые сетевые технологии слишком тонки и рафинированы для устарелых систем функционирования спецслужб, которые беззащитны и совершенно неэффективны против системных действий со стороны США.

Сегменты американской глобалистской сети свободно пронизывают все российское общество – от простого телезрителя до Кремля, Белого Дома, политической элиты и верхушки силовых министерств и ведомств, не встречая ни малейшего противодействия. Множество процессов и явлений в российской жизни, которые кажутся спонтанными, на самом деле, являются прямыми следствиями использования против нас отлаженных технологий нового поколения.

Сегментами этой глобалистской сети выступает как прямое проамериканское лобби экспертов, политологов, аналитиков, технологов, которые окружают власть плотным кольцом. Многочисленные американские фонды активно действуют, подключая к своей сети интеллектуальную элиту. Представители крупного российского капитала и высшего чиновничества естественным образом интегрируются в западный мир, где хранят свои сбережения. Средства массовой информации массировано облучают читателей и телезрителей потоками визуальной и смысловой информации, выстроенной по американским лекалам. И большинство этих процессов невозможно квалифицировать как действия «внешней агентуры», как это было в индустриальную эпоху. Технологии информационного века не улавливаются классическими системами и методиками индустриальных спецслужб.


Оранжевая угроза – сетевая угроза

В последние годы сетевые войны стали все более очевидными. В жесткой форме (hard) они ведутся США в Ираке и Афганистане, готовятся в Иране и Сирии. В мягкой форме (soft) они апробируются в Грузии, на Украине, в Молдове. На постсоветском пространстве они однозначно направлены против России и ее интересов. «Оранжевая» революция в Киеве – типичный пример именно таких технологий. Задача отрыва Украины от России решается энергично, упорно, с использованием множества факторов, причем без применения классических силовых методов. Результат сам падает в руки.

Важнейшим инструментом этого процесса является «оранжевая сеть». Она создана по всем правилам ведения «сетецентричных операций». Задача ОБЭ на Украине было наглядное формирование систем поведения всех сторон – Ющенко, Януковича, Кучмы, элит, масс, политтехнологов, экономических кланов, высших чиновников, этнических и социальных групп. Каждый участник драматической украинской осени 2004 был манипулируем. Кто-то напрямую, кто-то косвенно, кто-то через Россию, кто-то через Европу, кто-то через экономические рычаги, кто-то через религиозные (часто протестантские) круги и т.д. Оранжевые процессы – это откровенное всплытие сетецентричных операций. После этого не замечать их невозможно.

Провал России и пророссийских сил на Украине был предопределен до начала всей ситуации, так как между собой столкнулись силы, совершенно несимметричные – индустриальные технологии против информационных (постиндустриальных). Именно оранжевая революция в Киеве показала всю бездну российского отставания и весь объем американского превосходства. На пути к мировому сетевому господству США сделали еще один выразительный и внушительный шаг.

Теперь уже нет сомнений, что сходная участь ожидает в 2008 и саму Россию. По логике ведения сетецентричных войн ее постигнет та же участь. При этом важно, что это произойдет даже в том случае, если Россия останется в статусе «нейтральной» державы или даже друга США. ОБЭ, как явствует из новой теории войны, ведутся против всех и всегда. К 2008 году в России естественным образом назревает кризис. И поведением ее в этот период займутся и уже активно занимаются американские архитекторы сетевых войн. Для этого будут задействованы основные сегменты внутри самой России, влияние на социальные, информационные и когнитивные процессы, всем будут отведены свои роли и все будут вынуждены их исполнять – и оранжевые, и их противники, и оппозиция, и охранительные структуры, и обыватели (даже их пассивность и отчужденность может быть использована в сетевых войнах – как малые токи используются в компьютерных технологиях, и в частности в микропроцессорах).


Собственная сеть (евразийская) - единственный ответ

Единственным теоретически стройным ответом со стороны России, если она, конечно, намерена сопротивляться и отстаивать свою суверенность, т.е готова принять вызов сетецентричной войны и участвовать в ней, была бы разработка симметричной сетевой стратегии – с параллельным и стремительным апгрейдом отдельных сторон государства – управления, спецслужб, академической науки, технопарков и информаиоцнной сферы – в сторону ускоренной постмодернизации. Определенная часть российского государственности должна быть волюнтаристически и в авральном порядке очищена от сегментов американской сети, переведена в экстраординарный режим работы, наделена чрезвычайными полномочиями и брошена на создание адекватной сетевой структуры, способной хотя бы частично противодействовать американскому вызову.

Это потребует создания специальной группы, куда должны войти отдельные высокопоставленные чиновники, лучшие пассионарные кадры различных спецслужб, интеллектуалы, ученые, инженеры, политологи, корпус патриотически настроенных журналистов и деятелей культуры. Задачей этой группы должна стать разработка модели евразийской сети, вобравшей в себя основные элементы американского постмодерна и информационного подхода, но направленной симметрично против вектора ее воздействия. Это значит, что необходимо произвести срочную и чрезвычайную «постмодернизацию» российских ВС, спецслужб, политических институтов, информационных систем, коммуникаций и т.д., разработать систему собственных ОБЭ, которые применили бы сетевые технологии против тех, кто их создал и стремится сегодня использовать в своих целях.

Это невероятно трудная задача, но не решив ее или даже не поставив ее Россия в 2008 (если не раньше) обречена на поражение от оранжевых сетевых технологий, с которыми она по определению не справится. В согласии с сетевой стратегией здесь будут использованы совокупность таких разнородных факторов, действующих синергетически, что даже отследить их взаимосвязь и конечную цель ни одна инстанция управления будет не в состоянии.

Сетевую войну можно выиграть только сетевыми средствами, адаптировав к собственным условиям и целям эффективные и стремительно развивающиеся технологии

Сообщение отредактировал Stalker: 07 Апрель 2013 - 19:59


#15 Антрополог

Антрополог

    Втёршийся в доверие

  • Members
  • 106 сообщений

Отправлено 11 Апрель 2013 - 04:49

Microsoft запустила рекламную кампанию против Google
http://www.xakep.ru/post/60421/

Компания Microsoft развязала рекламную войну против одного из своих конкурентов на рынке мобильных ОС — против Google. Как известно, Google является одним из главных разработчиков свободной операционной системы Android и, следовательно, составляет конкуренцию Microsoft с её операционными системами Windows 8 (для планшетов) и Windows Phone.
На сайте Scroogled.com компания Microsoft использует девиз «Не дай себя заскруглить» (Don’t get Scroogled!), при этом слово “scroogled” выполнено в фирменных цветах компании Google и напоминает её логотип.
Microsoft объясняет, что компания Google следит за своими пользователями, собирает их персональные данные, использует эту информацию в рекламных целях и делится ею с разработчиками приложений в каталоге Google Play.
Изображение
В отличие от конкурента, Microsoft обязуется строго защищать приватность пользователя в операционной системе Windows Phone, всячески охраняя персональную информацию от рекламодателей.
На сайте Scroogled.com предлагают одним щелчком изменить поисковую систему по умолчанию в браузере на Bing. Ещё можно посмотреть видеоролики о том, как нас «скругливают» в повседневной жизни.

#16 Stalker

Stalker

    Втёршийся в доверие

  • Members
  • 240 сообщений

Отправлено 11 Апрель 2013 - 18:51

Инф.войны эволюционируют к сетевым Инф. войнам
Маркетинговые и рекламные войны эволюционируют к СМИ терроризму

#17 smartiy

smartiy

    Особо подозрительный тип

  • Members
  • 1 сообщений

Отправлено 23 Апрель 2013 - 11:47

Какие противодествия осуществляются против черного пиара в интернете?

#18 Stalker

Stalker

    Втёршийся в доверие

  • Members
  • 240 сообщений

Отправлено 26 Апрель 2013 - 22:26

Наделите бытие Вашего противника метасмыслом, сделайте Вашего противника частью Вашей целевой аудитории

“Если целевой аудитории не известна хотя бы одна точка зрения, в соответствии с которой данное высказывание истинно - это ложь. Если целевой аудитории известна хотя бы одна точка зрения в соответствии с которой данное высказывание истинно или оправдано – это миф. Если со всех точек зрения целевой аудитории данное высказывание истинно – это реальность (Ульяновский А.В.,  Мифодизайн)”.

Если Вам удастя предложить свой собственный язык или метаязык, для описания своих собственных недостатков, слабых местах, несовершенства и уязвимостей, Вы станете неуязвимы.

Посмотрите как красиво наука пропихивает научные мифы. Науке удалось предложить свой собственный язык для описания недостатков. Наука “теперь говорит” не в терминах мифа, а в терминах моделей, что по сути тоже самое, но при этом она вне критики. Наука может позволить себе ошибаться.

#19 Stalker

Stalker

    Втёршийся в доверие

  • Members
  • 240 сообщений

Отправлено 28 Апрель 2013 - 21:27

Разделяй и властвуй
Смешивай и властвуй

Мифы не рождаются в однородных средах, мифы рождаются в сложных, неоднородных средах
Пока есть только “СВОИ” или только “ЧУЖИЕ”, создание мифов невозможно
Смешивание аудиторий (целевых аудиторий) даёт почву для выращивания, создания мифов
Черный пиар - это воздействие из иной среды, именно поэтому ему тяжело противостоять.
Черный пиар - это в том числе и структурное воздействие

Сообщение отредактировал Stalker: 01 Июнь 2013 - 12:33


#20 Stalker

Stalker

    Втёршийся в доверие

  • Members
  • 240 сообщений

Отправлено 07 Май 2013 - 10:18

Математика, а в след за ней и остальная наука не в состоянии сказать, что такое событие, что такое время, что такое система, что такое пространство, что такое множество и т.п. Если к этому добавить ограничения накладываемые аксиоматикой и категорные ограничения из предметной области, то можно будет увидеть “поляну” для мифотворчества.

Исторические мифы. Историк плетет свои мифы при этом не в состоянии отличить в пределах своих мифов историческое время от политического, социального, психологического, биологического, культурного, экономического. Историк оперирует некой смесью из этого набора времен. Историк (вслед за математиком) не умеет выделять события, он не  в состоянии точно различать времена. Он не в состоянии явно провести грань в какой момент и на каком наборе фактов и документов,  какую он описывает реальность историческую, психологическую, социальную, политическую, биологическую, культурную, экономическую, антропологическую или лингвистичекую

“Склеивая” различные пространства фактов, событий из различных предметных областей можно порождать собственные версии представлений о времени и о событиях
Причем никто не несёт ответственности за неопределенность, потому как никто не знает толком, что же такое реальность (историческая, социальная, политическая и прочее)
В лучшем случае все списывается на модельные риски, модельные ограничения, категорную неполноту предметой области

---------------------------------------------------
Несколько слов о образовании

СВОЁ и ЧУЖОЕ

10 лет человека заставляют решать чужие задачи в школе
5 лет человека заставляют решать чужие задачи в университете
3 года человек решает чужие задачи в университете при написании десертации (работает на руководителя)

В большинстве случаев человек на протяжении всей своей жизни решает чужие задачи, иногда он* даже не отдает себе в этом отчета
*Иногда правда человек идет сознательно на решение чужих задач, но это отдельный случай, например монахи

Никто нашего человека на протяжении всей его жизни не учит ставить свои собственные задачи, формулировать метазадачи
Математика выпускают из учебного заведения и его математический аппарат вместе  с его математическим языком,  умирает при переходе к другой предметной области, например к психологии, религии, философии, социологии, лингвистике, политике, истории, антропологии, поэтике, экономике, теории перевода, теории и философии инф. войн или чему то ещё ... .
IT специалиста выпускают из учебного заведения, но его способности и навыки в чистом виде как правило никому не нужны, если он не может перевести задачу с языка одной предметной области на другой (и обратно), например с языка экономики на один из языков программирования (и обратно).
К сожалению никто в наших ВУЗах не учит математика, логика, философа, физика, лирика, историка, социолога или IT –ка ставить метазадачи. Каждый из специалистов барахтается в своем языковом болоте. Один шаг в сторону и бульк ... .

При этом лучшее, что может позволить себе например математик это разбавить математику физикой либо IT, иногда ему удается заняться мат.моделированием в биологии или экономике, и это пожалуй всё :) .

Почему же тогда некоторые удивляются что на сайте Эхо Москвы посется несколько миллионов человек, решая чужие задачи, наслаждаясь чужим пространствои аналогий, отвечая на чужие вопросы, делая чужой выбор ?

Подозреваю   
Если человек сумеет добраться до своего внутреннего мира, до своих собственных задач, ему не будет никакого дела ни до Эхо Москвы, ни до Отзвука Эха

:)

Сообщение отредактировал Stalker: 07 Май 2013 - 13:14



  • Страниц
  • 1
  • 2
  • 3


Игры на androidSEO форум