Перейти к содержанию

Суд присяжных по делам связанным с чеченской республикой Дело Ульмана и сотни аналогичных дел


killmaks

Рекомендуемые сообщения

Шестой год (пять лет и три месяца) в России продолжается череда судов над группой спецназа, расстрелявшей в январе 2002 года шестерых чеченцев по приказу командования.

 

В суде установлено, что 10 января 2002 года командующий Объединенной группировкой вооруженных сил генерал-лейтенант В. И. Молтенской подписал директиву о проведении антитеррористической операции в одном из районов Чечни с целью поимки международного арабского террориста Хаттаба.

 

Руководителем операции по директиве был назначен заместитель командующего по воздушно-десантным войскам полковник Владимир Плотников. Населенные пункты планировалось блокировать Объединенной группировкой вооруженных сил, а для перехвата групп боевиков, которые сумели бы вырваться из оцепления, были направлены разведгруппы спецназа. Полковнику Плотникову поручалось непосредственное управление всеми группировками войск, включая разведгруппы спецназа, одной из которых командовал капитан Эдуард Ульман.

 

Из-за нечеткой и неполной постановки боевой задачи командованием подготовка группы Ульмана к выводу в район была проведена с существенными недостатками. Окончательно уяснить задачу, оценить обстановку, принять решение командиру предстояло уже после десантирования, в условиях жесткого дефицита времени и без помощи оперативного офицера. Сам район поимки не был оцеплен должным образом, начало операции растянулось более чем на сутки.

 

11 января 2002 года в Шатойском районе Чечни разведгруппа спецназа ГРУ под командованием капитана Эдуарда Ульмана дала приказ остановиться автомобилю УАЗ, выехавшему прямо на засаду спецназа. Водитель не только не выполнил приказ военных, но резко газанул, направив автомобиль прямо на капитана Ульмана, успевшего отскочить от автомобиля.

 

Задняя дверца автомобиля открылась, как всегда делают боевики, открывая пулеметный огонь. Капитан Ульман немедленно открыл огонь на поражение, убив водителя и ранив одного из пассажиров.

 

При обыске автомобиля и досмотре пассажиров оружия и боеприпасов обнаружено не было. Капитан Ульман вывел пассажиров в укрытие, оказал медицинскую помощь задержанным, и связался со штабом, доложив о случившемся. Ульман запросил штаб об эвакуации раненых, сообщив все паспортные данные задержанных.

 

По приказу из штаба его дезавуированная группа была переведена в режим обычного блок-поста. Полдня, в ожидании помощи из штаба, группа Ульмана беспрепятственно пропускала другие машины. Все пассажиры осмотренных им транспортных средств видели остановленный на обочине УАЗ с пулевыми отверстиями.

 

В этот период Ульман делился с задержанными своими личными запасами продовольствия и успокаивал людей тем, что скоро за ними пришлют транспорт из штаба. Уже поздно вечером вместо транспорта из штаба пришел приказ о немедленной ликвидации задержанных.

 

Отдавая приказ уничтожить задержанных через оперативного майора Перелевского именно разведгруппе спецназа, полковник Плотников полностью осознавал, что его приказ не оставляет задержанным ни единого шанса остаться в живых, поскольку разведгруппа на задании руководствуется лишь приказами из штаба. Тем не менее, приказ был воспринят критически, капитан Ульман три раза просил повторить приказ, в последний раз дав прослушать его всем бойцам своего подразделения.

 

Ульман не допускал мысли, что такой приказ о ликвидации людей может быть отдан в неразберихе, царящей в штабе. Он решил, что перед ним – стандартная разведгруппа, которую доставить в штаб им уже не удастся, поскольку в штабе известно о готовящемся нападении террористов на его пост. Он отдал приказ расстрелять пятерых задержанных. После этого он запросил штаб о путях отхода, но штаб прекратил всякую оперативную связь с Ульманом и его группой.

 

В тот же вечер группа спецназа добралась до штаба, где Ульман лично доложил полковнику Плотникову об уничтожении задержанных. Полковник Плотников поблагодарил его за службу и отправил на отдых.

 

Поскольку группа спецназа была демаскирована командованием, никакого секрета в том, кто уничтожил пассажиров УАЗа для местных жителей не было. 13 января 2002 года в часть, где находился капитан Ульмн со своей группой, явились вооруженные чеченские милиционеры с требованием выдать им группу спецназа для немедленной кровавой расправы. Вооруженного столкновения удалось избежать, поскольку командование военных поспешно заявило, что группа спецназа будет отдана под суд .

 

14 января 2002 года капитан Эдуард Ульман, лейтенант Александр Калаганский, прапорщик Владимир Воеводин и, передавший приказ группе о ликвидации оперативный офицер майор Алексей Перелевский, находившийся на временном пункте управления операцией штаба, - были арестованы. Спецназовцам Ульману, Калаганскому и Воеводину было предъявлено обвинение в убийстве, майору Перелевскому – в превышении полномочий. Впоследствии все претензии следствия к майору Перелевскому были сняты, под суд следователями военной прокуратуры была направлена только группа спецназа, которая непосредственно привела в исполнение приказ штаба, расстреляв подозреваемых в терроризме чеченцев.

 

С самого начала судебного рассмотрения этого неоднозначного военного эпизода в антитеррористической операции судом присяжных – вокруг группы спецназа сложилась двусмысленная ситуация. С одной стороны военных судили за выполнение приказа командования, не выполнить который они не имели права. С другой стороны – не было вынесено никакого общественного осуждения руководителям военной операции из штаба, отдавших злополучный приказ.

 

Учитывая тот факт, что действия потерпевших перед задержанием квалифицировались как подозрительные, вряд ли можно однозначно считать отданный штабом приказ «заведомо преступным» в обстановке партизанской войны, которая фактически велась в этот период в Чечне. Выяснение всех обстоятельств, при которых был отдан приказ, не входило в интересы чеченской стороны. Адвокат чеченской стороны Людмила Тихомирова в ходе процесса делала в прессе противоречивые заявления. В одном интервью она заявляла, что «никакого приказа не было вообще», в другом интервью она сообщила журналистам: «Ульман знал, что приказ – преступный!», избегая ответа на закономерный вопрос: почему же тогда на скамье подсудимых не сидят те, кто отдал преступный приказ, а лишь те, кто его исполнил

 

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Интересно мнение общее мнение о данной ситуации, Бронзовый солдат в прибалтике подобное "правосудие" это что звенья одной цепи ...идеологическая война против России её героев и.т.д.??

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Интересно мнение общее мнение о данной ситуации, Бронзовый солдат в прибалтике подобное "правосудие" это что звенья одной цепи ...идеологическая война против России её героев и.т.д.??

Если "торпеды" нет, то ее назначают... :smile2: Просто парни попали под жернова нового правосудия, которое образовалось на поствоенном чеченском пространстве... Я им сочувствую... Держитесь... :smile20:

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Интересно мнение общее мнение о данной ситуации, Бронзовый солдат в прибалтике подобное "правосудие" это что звенья одной цепи ...идеологическая война против России её героев и.т.д.??

 

Бронзовый солдат - чистой воды пропаганда. Под Москвой каждый год сносят такие памятники - никому дела до этого нет. Земля под киоски нужна. А в прибалтике не снести - перенести из центра города на кладбище решили - крику-на весь мир. При этом отношение к советским солдатам в прибалтике - мягко говоря неоднозначное. Что бы там не говорили, но СССР захватил эти страны, уничтожил тысячи мирных жителей. Любить советских солдат, даже учитывая войну с фашизмом им очень тяжело. А вот почему, когда памятники сносят в самой России не видно ни "Наших" ни ваших, ни "Карающей длани Президента" ни толп телевизионщиков? Да потому, что на этом PR не сделаеш, а по-шапке, от претендентов на освободившуюся землю, получить можно.

О правосудии - официально - в Чечне никакой войны нет. ЕЕ правовой статус- такой же как и Москвы. Если бы в Москве группа спецназа расстреляла пару десятков людей в супермаркете - нужно ее судить или нет? Был бы такой приказ преступным?. Проблема в двойственном статусе Чечни. Обьявить там военное положение и расстреливать вс, что движется - политика не позволяет. Чечню "замирили" уже давно. А в мирное время людей по улицам расстреливать - так что милиции и судам делать - игнорировать?. Тем более, что спецназовцы же не пишут у себя на спмнах "спецназ". Если на них не реагировать - завтра все бандиты на улицы выйдут, пользуясь безнаказанностью.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

ну тут ещё не надо упускать из внимания юридический аспект..у нас исполнение приказа или распоряжения исключат уголовную ответственнось

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Заархивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для дальнейших ответов.

×
×
  • Создать...