Перейти к содержанию

Наемники


Рекомендуемые сообщения

Яляется ли институт наемников легальным и существует ли еще. Возможно ли стсать наемником после ВСРФ?

11632[/snapback]

Вот отношение Российской Федерации к институту наемничества:

Уголовный кодекс Российской Федерации.

 

Раздел XII.

Преступления против мира и безопасности человечества

 

Глава 34.

Преступления против мира и безопасности человечества

 

Статья 359. Наемничество

 

1. Вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника, а равно его использование в вооруженном конфликте или военных действиях -

 

наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

 

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения или в отношении несовершеннолетнего, -

 

наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

 

3. Участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях -

 

наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.

 

Примечание. Наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего а вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей.

 

Источник

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Яляется ли институт наемников легальным и существует ли еще. Возможно ли стсать наемником после ВСРФ?

Иностранный Легион? французский. отбор там, правда, очень жесткий, да и условия не то чтобы очень.

 

p.s. но предателей Родины здесь по традиции не уважают.

 

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

  • 11 месяцев спустя...

http://tiomkin.livejournal.com/468142.html

Кроме того, упомянутые статьи УК РФ практически "мертвые", т.к. справку о реальном участии обвиняемого в наемничестве в боевых действиях нашим судам и прокуратуре никто не дает. "Даже" столь официальное и зарегулированное учреждение как французский Иностранный легион. А без этого - все не имеет судебной перспективы.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

НАЕМНИКИ

 

Пустующие террасы судьбы. Я набираю телефонный номер «8...2...4...» и после пяти гудков слышу:

-- Николай слушает.

-- Я от Григория, из казаков, -- говорю и замолкаю в ожидании реакции.

-- Слушаю.

Голос говорящего наполнен абсолютным и слегка настороженным равнодушием.

-- Хочу на войну, -- бесцеремонно заявляю я.

-- Ты кто? -- голос упрям и по-прежнему равнодушен.

-- Журналист, -- неосторожно открываю я правду.

-- Пошел на хрен.

На том конце провода определились и положили трубку. Я набираю номер телефона «2...9...1...» и через несколько гудков слышу:

-- Да.

-- Григорий, ты не пользуешься авторитетом. Меня послали, -- недовольным голосом говорю я и, слегка смягчившись, сообщаю: -- Вполне возможно, что я не то ляпнул.

-- Что же ты ляпнул? -- голос Григория фальшиво спокоен.

-- Сказал, что я журналист, -- мне на секунду показалось, что на другом конце разговора кто-то умер, и я окликнул: -- Григорий?

-- А на вопрос от кого, что ты ответил?

Собеседник был жив, но судя по тембру голоса, стоял в самом конце этого актуального для всех действия.

-- Ответил, что от тебя, -- я начал злиться от возникающих, рождающихся прямо на глазах неприятностей.

-- Я позвоню попозже, будь дома.

В голосе Григория появились те же интонации злости, которые, как и у меня, проявились мгновенно: «Я позвоню...» -- спокойный голос, «Будь дома» -- гневный...

 

В прессе время от времени пытаются поднять вопрос о наемниках. Есть ли они в России и если есть, то сколько? Появляются публикации на эту тему. Более того, даже кто-то из журналистов «попадал» на биржу труда, где существует информация о спросе на рабочую силу, владеющую «убийственным опытом». Тем не менее ВСЕ существующие в прессе публикации о наемниках российского разлива -- неубедительны, если не сказать больше...

 

Наемников можно разделить на две группы: «патриоты» и «профессионалы». В первой группе -- «патриоты» -- существуют две подгруппы: романтики и неудачники.

 

На самом деле «патриоты» -- это стопроцентные дилетанты, не имеющие к настоящему институту наемничества никакого отношения. Они идут на войну за кого-то и во имя чего-то, хотя им все равно куда и во что, лишь бы подальше от неустроенности, обид, неудач и несбывшихся надежд. Чаще всего они вдруг становятся мародерами и умирают бесславно.

 

«Патриоты» довольно часто имеют некое подобие организации, неглубокой законспирированности (казачьи объединения, патриотические союзы, РНЕ и т.д., и т.п.), и чаще всего именно на них выходят журналисты, и чаще всего считают это самой сутью наемничества.

 

«Профессионалы» же делятся на три подгруппы:

 

а) «космополиты»;

б) «псевдокосмополиты»;

в) «отшельники».

 

Если «патриотами» (в той же Сербии) открыто пренебрегают и даже презирают за их ненужность и бестолковость в бесцеремонном деле войны, то услуги «профессионалов» ценят, ищут и хорошо оплачивают.

 

Разница между «космополитами», «псевдокосмополитами» и «отшельниками» тем не менее огромная:

 

а) «космополиты» воюют везде и против кого угодно, включая Россию, на стороне страны, платящей деньги по контракту.

 

б) «псевдокосмополиты» -- это то же самое, но организованное ГРУ, ФСБ, МВД. Они также воюют где угодно и против кого угодно, кроме России. В ходе этих войн они получают необходимые спецназовцам навыки настоящего боя и, естественно, занимаются сбором информации. Методика получения этой информации, как и ее качество, мне не до конца понятны.

 

И «космополиты» и «псевдокосмополиты» состоят только из людей, хорошо владеющих языком войны и чувствующих себя в ее безобразной стихии как рыба в воде.

 

в) «Отшельники» -- штучный товар. Люди, прошедшие спецшколу. Обученные убивать государством и убивающие только по его заказу -- во имя его интересов. «Отшельникам» изначально положено наниматься для работы на другое государство. Спецшколы в этих случаях служат как посредническая фирма. Это делается для того, чтобы лидеры террористических групп не могли опознать почерк своих спецслужб. В среде «отшельников» исключено предательство... Там действует какая-то своя система контроля, в которой сам черт ногу сломит. Авель, старший лейтенант спецназа морской пехоты, рассказывая мне об этом, пожимал плечами: «Я случайно узнал о таких людях в Камбодже. Со своей группой проводил одного через джунгли и смог вывести живым. Там, пока он ждал две недели вертолета в моем блиндаже, кое о чем рассказывал. Москвич, между прочим...» Полностью исключена работа «отшельников» на криминал. Государственный киллер -- личность. Он обязательно если не интеллектуал, то аналитик и по сути одиночка. Любит только семью, узкий круг друзей -- он к ним лоялен -- и подчиняется только начальнику своей спецшколы. Остальные люди -- издержки профессионализма -- живут только до того момента, пока этого хочет государство. Одним словом, штучный товар -- дорогой.

 

Во всех группах наемников, кроме «отшельников», существуют мародеры. «Патриоты» при обнаружении изгоняют таких из своей среды, а «космополиты» жестоко убивают за дискредитацию профессии и, главное, бизнеса. Впрочем, контуры мародерства четко не обозначены и обуславливаются правилами войны и страны, за которую воюешь, а также условиями контракта...

 

Французский Иностранный легион традиционно не дает сведений о наличии в своих рядах представителей той или иной национальности, и столь же традиционно наши ГРУ и ФСБ не делятся с журналистами своей сокровенной информацией. Так что не стоит раскатывать губы. Кстати, наемники французского Иностранного легиона -- это элита, цвет наемничества с правами нормальных людей. Остальные профессионалы войны пополняют собой все мыслимые и немыслимые армии вплоть до незаконных вооруженных формирований Северного Кавказа и Средней Азии.

 

Для добычи информации о наемниках у журналиста лишь один путь -- традиционный: методом инстинкта, везения и неожиданно свалившегося на голову чуда...

 

В большой, трехкомнатной квартире Григория на улице Ч., кроме него, было четыре человека, овчарка по кличке Василиса, много книг, полный бардак и море пустых бутылок, занимающих все свободное от мебели пространство квартиры. Григорий, бывший офицер спецназа, в своей квартире не жил, а пил, хотя по лицу и образу жизни этого нельзя было сказать. Его лицо не несло на себе печати алкоголя, у него был стабильный заработок, известность и друзья...

 

Григорий одобрительно хмыкнул, увидев в моей руке пакет с водкой.

 

-- Свой, -- буркнул Григорий присутствующим: -- Александр.

 

Мне протянули стакан, и я, содрогаясь от его наполненности, выпил. Низенький, хмурый и на вид злой мужчина лет тридцати взглянул на Григория и спросил:

 

-- Почему я его не знаю?

-- Не знаю, -- пожал плечами Григорий.

 

Ни слова не сказав, мужчина поднялся и ушел.

 

-- Я ушел! -- крикнул он от двери хозяину.

-- Иди, -- охотно согласился Григорий.

 

Остальные остались. Овчарка Василиса самозабвенно зевала, лежа возле книжного шкафа.

 

-- Миша, -- протянул мне руку высокий кудрявый и какой-то необоснованно жизнерадостный парень лет двадцати семи.

-- Александр, -- ответил я.

-- Авель -- это кличка, -- сообщил другой, лет тридцати пяти, опасно гибкий мужчина.

-- Он мне говорит, -- сказал Авель, -- сформируешь за три месяца боеспособное подразделение, умеющее действовать самостоятельно, и можешь уходить, я тебе выплачу за весь контрактный год. Я согласился, а потом пожалел: такой тупой материал я ни разу не обучал еще...

 

Наемники -- это безработные офицеры. Не уголовные преступники -- как это следует из статьи 359 УК РФ -- и не убийцы. Если правоохранительные органы задерживают киллера из военнослужащих, то они задерживают убийцу, попавшего в армию, к наемникам и к армии он не имеет отношения. Наемник -- это солдат, только солдат, умеющий вести бой с противником. И если спортсмен, ученый и т.д. имеют право продавать свое умение и знание за рубеж, то военнослужащий, не пользующийся спросом в своей стране, имеет такое же желание, которое в отличие от спортсмена и ученого не подтверждено юридическим правом...

 

-- Командир дивизии, -- рассказывает Авель, -- вызвал и говорит: иди в отпуск на год. Я одурел... -- Авель показал мне мимикой, как он «одурел». -- Он мне говорит: будешь оформлять отпуск, зайди к моему заму по боевой дисциплине. Я захожу к нему, а он меня по голове предложением... -- опять продемонстрировал мне мимику Авель, -- пять штук «зеленых» в месяц, повоюй за Наири (Армения) год, наладь у них рейдовые системы наступлений. Я сразу же согласился, пять штук «зеленых» -- это не дрова...

 

-- Ты что молчишь? -- подняв мутные глаза от стола, спросил у меня «зануда».

-- Иди ты в ж..., капитан.

 

Капитан молча разлил водку по стаканам и, залпом выпив, сообщил:

 

-- Я только что оттуда, из негритянской ж...

 

После этих слов он долго и даже в какой-то мере заразительно смеялся.

 

-- Я тебе сразу говорил, в Африке делать нечего. Туда только группой человек в триста надо ехать, чтобы после выплаты денег отбиться можно было, -- съехидничал Миша и, посмотрев как капитан смеется, тоже коротко хохотнул и тоже залпом выпил...

 

Меня всегда удивляла, да что там удивляла, вводила в состояние глубокой депрессии повсеместно встречающаяся в людях готовность к убийству и полное нежелание быть убитым. Мир наполнен убийцами. Скромный, добрый, законопослушный человек, получивший удовольствие от сцены убийства в кинофильме или книге, -- это уже убийца без всяких купюр.

 

-- Скажи что-нибудь, Александр, -- опять завел свою волынку капитан.

-- Как тебя зовут? -- не выдержал я.

-- Николай, -- ответил капитан. -- А ты журналист...

 

На этом слове мой сбор информации о наемниках в России прекратился, ибо от удара капитанского кулака я погрузился в долгое и мрачное отсутствие...

 

Когда я очнулся, в квартире уже никого не было.

 

-- Я же говорил тебе! -- зло выговорил мне Григорий.

 

Григория, конечно же, звали не Григорий, не был он и казаком. Он вообще для вас, дорогие читатели, никто, призрак, но знают его очень и очень многие -- сотни тысяч. Я подарил ему написанный мною роман, ибо был подавлен и равнодушен к себе. Григорий издал его под своим именем. Я его никогда в жизни не выдам -- НИКОГДА. Вы спросите: а зачем тогда я вообще об этом сказал? Я вам отвечу -- а черт его знает...

Александр ЭКШТЕЙН

 

Фотографии Владимира СМОЛЯКОВА

 

http://www.ogoniok.com/common/archive/1999/4606/19-12-13/19-12-1b.jpg

* На снимке нашего фотокорреспондента Владимира Смолякова -- тот самый «человек-никто» из очерка, который вы сейчас читаете. Только в отличие от героев очерка этот человек не скрывает своего имени. Это легионер 1-го класса французского Иностранного легиона Роман Елисеев. Роман рассказал, что родом он из города Краснодара. Бывший служащий внутренних войск. Воевал в Чечне. В июне 1997 года в Конго, где и был сделан этот снимок, Роман участвовал в эвакуации беженцев. В подразделении Романа служили 50 русских ребят. Таких же, как и он, наемников, не нашедших себя на Родине. После службы они поменяют имена, фамилии, место жительства, а может быть, и гражданство. Это им гарантируется контрактом. Срок службы в Иностранном легионе -- восемь лет. Многих наемников из России привлекает в Иностранный легион именно это -- возможность начать сначала.

 

http://www.ogoniok.com/common/archive/1999/4606/19-12-13/19-13-1b.jpg

* Роман Елисеев со своими коллегами на задании

 

отсюда

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Заархивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для дальнейших ответов.

×
×
  • Создать...