Перейти к содержанию

Прошу помочь со статьей.


Рекомендуемые сообщения

Уважаемые форумчане,

 

Хотелось бы попытаться повторить опыт прошлого года, когда первая версия статьи о "Кадровая дилемма в конкурентной разведке: маркетологи или безопасники" прошла широкое обсуждение здесь и в результате получился сбалансированный материал, которым пользуются все участники рынка.

 

На этот раз я, как обещал, написал статью об этике в конкурентной разведке. На мой взгляд, эта проблема интересна многим специалистам КР, особенно тем, кто приходит в КР впервые. Как показал мой опыт, представления об этике в КР базируются в основном на общебытовых мифах о морали и в большинстве случаев понимаются неверно. А это, как мне представляется, таит в себе серьезную бомбу замедленного действия для всех участников рынка.

Я решил обобщить и предоставить в виде статьи опыт, полученный мною в работе, в общении здесь, в общении с зарубежными коллегами и в изучении литературы по данному вопросу.

 

Если не сложно, подскажите, пожалуйста, что следовало бы исправить/дополнить/убрать. Если кто-то не захочет писать в открытом доступе, напишите, пожалуйста, в личку.

 

Поскольку это в некотором роде официальная статья, которая будет размещена в Интернете под моим именем, я решил выступить не под ником, а под своей настоящей фамилией.

Заранее спасибо всем.

 

С уважением,

Евгений Ющук

 

Этика в конкурентной разведке: прагматический подход.

Эта статья не содержит в себе информации об этике в конкурентной разведке в терминах, вроде «хорошо – плохо», «культурно - некультурно», или «морально - аморально». Мой подход к вопросу этики в конкурентной разведке далек от эмоций, либо нравственных категорий, а напротив, совершенно прагматичен. Я попытался проанализировать события в реальной жизни и выработать критерии, которые были бы приемлемы для подавляющего большинства честно работающих специалистов.

 

По мере стабилизации отечественного бизнеса и его последовательного выхода из тени, специалисты-практики конкурентной разведки все чаще стали задаваться вопросом о том, чем же конкурентная разведка регулируется. При этом практически все согласны в том, что главный регулятор – это Закон, и, прежде всего – Уголовный Кодекс. Можно сказать, что нет специалистов конкурентной разведки, которые бы не согласились с тем, что именно нарушение уголовного законодательства превращает конкурентную разведку в промышленный шпионаж. Даже те, кого не останавливает перспектива стать уголовником в результате своих действий, обычно согласны с утверждением о роли Уголовного Кодекса как границы между конкурентной разведкой и промышленным шпионажем.

Надо отметить, что наблюдается парадоксальная ситуация: термин «промышленный шпионаж» в российском уголовном законодательстве пока что отсутствует, но в деловой практике сложилось в принципе однообразное понимание этого термина специалистами. На мой взгляд, это одно из доказательств реального существования этики в конкурентной разведке.

 

Однако человеческое общество регулируется Законом лишь по самым значимым для него вопросам. В силу этого, Закон всегда сильно усреднен и либо имеет немало пробелов, либо напротив – делает те или иные виды деятельности неосуществимыми, поскольку перекрывает все возможности их осуществления – в том числе, безвредные для общества.

Эти варианты состояния Закона могут сменять друг друга. Примером может служить, история оборота в России некоторых обезболивающих лекарственных средств, которые еще недавно продавались свободно. Эти препараты многие годы находились в свободной продаже и помогали сотням тысяч людей преодолевать боли, связанные с различными заболеваниями. Но затем, из-за того, что наркоманы употребляли эти лекарственные средства не по их прямому назначению (совершенно не выходя за рамки уголовного законодательства), государство практически запретило оборот этих препаратов и ввело уголовную ответственность за незаконное применение. А законное их применение государство при этом обременило таким количеством формальностей, что даже врачи стараются не выписывать рецептов, во избежание лишних проблем. В результате законных, но осуждаемых обществом действий наркоманов, нормальные, социально адаптированные пациенты, страдающие сильными болями, остались без эффективных препаратов и зачастую вынуждены довольствоваться плохо помогающими лекарствами других фармацевтических групп.

Важно отметить, что решение о переводе упомянутых препаратов в список наркотических и психотропных средств принимал уполномоченный государственный орган – на основании многочисленных запросов следственных органов, органов дознания, а также жалоб граждан, дети которых стали наркоманами и употребляли эти лекарственные средства для получения эффекта опьянения.

 

Поскольку конкурентная разведка затрагивает деликатные вопросы работы предприятий, следует признать, что в любой стране, в том числе в России, в ее деятельности объективно существует «серая зона», которая формально не выходит за рамки закона, но осуждается обществом. Порой это осуждение способно принимать формы громкого скандала и служить пищей для газет, телевидения или депутатов, которые ищут тему для своей предвыборной кампании. Если представлять себе, как устроена изнутри эта «серая зона», то, возможно, удастся понять и принципы работы в ней. Тогда специалист конкурентной разведки сможет сознательно выбирать стереотип своего поведения в каждой конкретной ситуации, с учетом всех рисков – как краткосрочных, так и долгосрочных.

 

В России при обсуждении этики в конкурентной разведке практикующие специалисты наиболее часто озвучивают такие подходы:

- это некий кодекс чести;

- это просто красивые слова, не имеющие никакого смысла;

- это очень важный ограничитель, при отказе от которого может быть потеряна репутация;

- это полезный, хотя и не столь важный ограничитель, который может быть нарушен при необходимости;

- это личное дело каждого.

 

 

На мой взгляд, в так называемых "этических" вопросах на самом деле есть совершенно прагматический подтекст. И определяется он двумя аспектами – я бы назвал их «репутационным риском» и «инстинктом самосохранения».

 

Во-первых, речь идет о том, будет ли конкретный специалист конкурентной разведки в будущем (то есть тогда, когда опыта у него с каждым днем прибавляется, а сил становится меньше) работать с людьми порядочными или станет обслуживать бандитов. В этом контексте так называемая "этика" в конкурентной разведке - это своего рода наклонная плоскость, по которой вверх карабкаться труднее, скучнее и дольше, нежели с ветерком скользить вниз, но вот только внизу находится выгребная яма, а наверху - сухо, сытно и сравнительно стабильно.

 

Это - «репутационный риск». Кто-то из заказчиков не хочет лишний раз связываться с человеком, имеющим репутацию преступника, чтобы не быть отождествленным с ним. Кто-то избегает работы с «запачканным» просто из брезгливости. Кто-то считает, что беспринципный человек начнет впоследствии шантажировать бывшего заказчика или продаст его конкурентам. А кто-то опасается мести со стороны конкурентов, если перейдет некие условные границы дозволенного.

На мой взгляд, принимая решение о том, будет ли этичен ли тот или иной поступок, с точки зрения «репутационного риска», специалист конкурентной разведки может воспользоваться правилом, сформулированным одним из известных американских авторов: «Представьте, что завтра в центральной прессе появится статья о том, что вы сотворили, снабженная вашей фотографией с бэджем, на котором будет написано, как вас зовут. Если при этом вам будет стыдно, значит, скорее всего, вы собираетесь поступить неэтично».

 

Во-вторых, на мой взгляд, вопрос этики – гораздо более важный и даже опасный, нежели "личный для каждого" вопрос морали. Он затрагивает совершенно материальные и даже жизненные интересы всех специалистов конкурентной разведки. В результате систематического осуществления так называемых "неэтичных" поступков отдельными индивидуумами или компаниями, нарастает напряженность в обществе, после чего государство вынуждено реагировать. У государства не так много сценариев реагирования на подобные нарушающие общественное спокойствие инциденты. Государство, образно говоря, берет кувалду и плющит всех без разбора. Ему так проще. А это значительно хуже, чем потеря чьей-то отдельной репутации, поскольку грозит потерей всего рынка для всех - и для тех, кто с репутацией, и для тех, кто без нее – по аналогии с приведенной выше ситуацией с обезболивающими лекарственными средствами. Более того, при таком силовом варианте реагирования со стороны государства сильнее пострадают как раз те участники рынка, кто вел себя «этично» – ведь в жизни «неэтичных» изменений произойдет значительно меньше.

 

Интуитивно это понимают все.

«Правильные» риелторы всеми доступными им средствами ущемляют "черных" - прежде всего, оказывая помощь государству в понимании методов их работы при расследовании их деятельности. Потому что недоверие, порожденное действиями отдельных махинаторов, распространяется на весь рынок риелторских услуг – ведь не существует простого критерия, позволяющего неподготовленному человеку сходу отличить добросовестного риелтора от недобросовестного.

Добросовестные аптеки делают то же самое в отношении тех, кто продает поддельные лекарства. Потому что телевизионные и газетные спекуляции на теме фальшивых лекарств, несмотря на то, что сильно преувеличивают проблему, столь популярны у людей, что мешают вести бизнес компаниям, никакого отношения к фальшивым лекарствам не имеющим.

 

Рано или поздно состоявшиеся и прочно стоящие на ногах фирмы, предоставляющие услуги конкурентной разведки, будут поступать так же. Потому что когда какой-то оголодавший специалист без оглядки на правила поведения в обществе и обычаи делового оборота, для того, чтобы заработать, начинает ставить под угрозу весь рынок (пусть даже оставаясь в рамках закона), то его надо безжалостно устранять с рынка (тоже в рамках закона, разумеется). Редко бывает, чтобы «неэтичные» специалисты поступали только «неэтично», а закон никогда не нарушали, поэтому их устранение облегчается. Ведь, в отличие от правоохранительных органов, которые не специализируются в области конкурентной разведки, профильные специалисты хорошо знают, где и как собрать доказательства вины вышедшего за общепринятые рамки коллеги по цеху. И тогда «этичные» участники рынка начинают помогать государству привлекать к ответственности «неэтичных», пусть даже не непосредственно за «неэтичные» поступки (поскольку они законны), а за нарушение закона в другое время и в другом месте, которое в иной ситуации никто бы до сведения государства доводить не стал. «Этичным» участникам рынка нередко оказывают активную помощь компании, уже пострадавшие от неэтичных действий, либо те, кто опасается стать следующей жертвой. Так включается механизм саморегуляции рынка.

Кроме того, помощь государству по обезвреживанию «неэтичных» участников рынка - это еще и устранение конкурента, так что, кроме чувства самосохранения, "этичными" участниками любого рынка при борьбе против "неэтичных" движет и меркантильный интерес тоже.

 

В моей книге «Конкурентная разведка: маркетинг рисков и возможностей» я приводил пример из жизни, который показывает, что вопросы этики интернациональны и в конечном счете уходят в сферу взаимоотношений власти и бизнеса. Этот пример был рассказан мне моим источником. Он интересен еще и тем, что, описывает, как уровень отношений государства с национальным бизнесом, так и уровень межгосударственных отношений. И на обоих уровнях существуют вопросы, находящиеся вне регулирования Законом, и неурегулированные ничем, кроме внутренних представлений участников о том, как должно быть «правильно». Но при этом такие вопросы оказывают серьезное влияние на работу и бизнеса и государства:

«Начальник финансовой полиции одного из островов британской оффшорной зоны, характеризуя свои отношения с банками на острове, сказал в беседе с источником автора: «Мы не устраиваем без особой нужды проверки банков. Они сами информируют нас о подозрительных финансовых операциях клиентов, ибо знают, что если полиции станет известно о таких операциях по своим каналам, банк может лишиться лицензии. Мы заинтересованы в притоке капитала в наш оффшор. Но мы не можем допустить, чтобы нас воспринимали как криминальную черную дыру.

При понимании этого баланса интересов и юридически корректно сформулированном запросе, основанном на знании нашего законодательства, которое по многим параметрам не такое уж и либеральное, мы сможем обеспечить доступ к интересующей правоохранительную систему другого государства коммерческой информации. Это иллюзия, что в оффшорной зоне можно надежно спрятать деньги. Наши законы дают возможность доступа к деньгам криминального происхождения».

 

Участвовавший в разговоре генеральный прокурор острова добавил: «Создается впечатление, что многие поступающие к нам запросы изначально рассчитаны на то, чтобы деньги не найти, хотя внешне работа как бы ведется. Есть и другая сторона вопроса: получив от нас оперативную информацию, правоохранительный орган иностранного государства, тем не менее, не смог выиграть дело в суде, и для поддержки собственного престижа передает нашу информацию в прессу или она изначально используется в политических целях. С такими правоохранительными органами и странами, которые они представляют, мы прекращаем сотрудничество. Заинтересованное государство с опорой на профессиональную адекватность своей правоохранительной системы в состоянии получить из оффшора сведения о счетах криминального происхождения. Требуется одно: аргументы о криминальном происхождении денег должны быть сформулированы в соответствии с общепринятой в мире практикой такой классификации и правовой помощи».

 

Таким образом, на мой взгляд, этика специалистов того или иного сегмента рынка, в том числе конкурентной разведки, - это не внутреннее убеждение конкретного человека, а состояние общества и его (общества) представления о том, что допустимо, а что нет. То есть, этика существует, независимо от того, что думает по этому поводу тот или иной специалист. Этика может меняться в разные периоды времени, а специалисту остается отслеживать эти колебания и поступать так, чтобы находиться в рамках представления общества о допустимых пределах его деятельности.

 

Как показывает не только российская, но и западная практика, "неэтичные" поступки совершаются практически всеми. В том числе и "этичными" компаниями, и даже очень заслуженными специалистами. Но, во-первых, нарушители этических норм при этом понимают, что поступают неэтично, а значит, делают это лишь тогда, когда, что называется, сор из избы вынесен не будет. А, во-вторых, если их ловят, они не делают вид, что ни в чем не виноваты, а платят гигантские неустойки тем, кто пострадал от их действий. В результате общество остается спокойным, государство не видит оснований вмешиваться в работу рынка со своими топорными, но очень эффективными инструментами регулирования (а точнее - подавления) и рынок продолжает работать. Обращение к западной практике не случайно и вызвано тем, что российская конкурентная разведка развивается по тому же пути, по которому уже двадцать пять лет идет конкурентная разведка на Западе.

 

Немаловажным, на мой взгляд, является и качественный аспект «неэтичных» поступков. Не все неэтичные поступки одинаково опасны. Проводя аналогию, можно сказать, что есть огромная разница между эпизодическими переходами пустынной дороги на красный свет и регулярным созданием аварийных ситуаций на оживленной трассе. Этот момент также следует принимать во внимание, оценивая с этической точки зрения допустимость тех или иных действий специалиста конкурентной разведки.

 

В заключение хотелось бы отметить, что еще пару лет назад у никому в России вообще не приходило в голову задумываться об этике в конкурентной разведке. Совсем недавно главным девизом специалистов конкурентной разведки был пресловутый «Разрешено все, что не запрещено законом». На мой взгляд, появление интереса к вопросам этики - это хороший прогностический признак. Он показывает, что у отечественной конкурентной разведки есть перспектива работать долго и пользоваться уважением, а не иметь репутацию бизнеса, практикующего полукриминальные или полностью криминальные методы.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

  • Ответов 34
  • Создана
  • Последний ответ

Уважаемые коллеги!

Очень интересная проблема поднята в данной статье.

Я позволю себе высказать свое несогласие по некторым моментам, что ни в коей мере не исключает важность и высочайшую актуальность и нужность того материала, который предложен выше.

1. Не знаю кто как, я в своей деятельности всегда меньше всего обращал внимание на законодательное регулирование деятельности. А уж коль скоро нет дефиниции понятия "конкурентная разведка", то вопрос стоит именно об этике. Этот вопрос, если уважаемые участники форума помнят, я уже поднимал.

2. Кто может объяснить, в чем разница между конкурентной разведкой и промышленным шпионажем? По сути, вопрос состоит в добывании информации. Тогда, по логике вещей: которые "наши" - занимаются "конкурентной разведкой", а которые "ихние" - "промышленным шпионажем".

3. Вопрос этичности поведения в такой сфере, как разведывательная и контрразведывательная деятельность является достаточно размытым. Всем известно, что любая государственная спецслужба не гнушается такими методами, как внедрение к противнику особ легкого поведения (любого пола,в зависимости от "окраски" объекта разработки). А уж что может быть неэтичнее, чем торговля телом, да еще чужим. Или во благо интересов высших, не тех, которые основываются на презренном металле, это допускается?

Когда-то давно начальник 2-го бюро (армейской разведки) ГШ ВС Французской республики сказал своему адъютанту: "Что такое Франция? Может быть это Марианна в символическом трехцветном одеянии, может быть это генерал де Голль, вручающий награды ветеранам? Но если мне понадобится послать на смерть ради Франции 100 000 французов, я это сделаю".

4. Что касается авторского определения, извините, Евгений, КАТЕГОРИЧЕСКИ не согласен. Этика поведения - в первую очередь личное мироощущение, ну плевал я на законы общества. Если сейчас очень много сутенеров и наркодилеров, и очень-очень многие так называемые "художественные" фильмы пропагандируют бандитский образ жизни (вспомним "Бригаду", "Бумер", прочие "высокоходожественные" произведения), так что, в бандиты подаваться, что-ли, или девочками торговать?

Каждый человек сам творит свою судьбу. Каждый определяет сам, что этично, а что нет, тем более в такой сфере деятельности, как наша.

Дай нам Бог никогда "не встретиться на глубине"! А если встретимся - будем решать все путем переговоров. А по другому никак и не получится.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Спасибо. Попытаюсь возразить.

 

1. Не знаю кто как, я в своей деятельности всегда меньше всего обращал внимание на законодательное регулирование деятельности. А уж коль скоро нет дефиниции понятия "конкурентная разведка", то вопрос стоит именно об этике. Этот вопрос, если уважаемые участники форума помнят, я уже поднимал.

19188[/snapback]

Разве Вам все равно, находитесь вы в рамках УК РФ или нет? Вы действительно не учитываете это обстоятельство в реальной работе?

 

 

2. Кто может объяснить, в чем разница между конкурентной разведкой и промышленным шпионажем? По сути, вопрос состоит в добывании информации. Тогда, по логике вещей: которые "наши" - занимаются "конкурентной разведкой", а которые "ихние" - "промышленным шпионажем".

19188[/snapback]

КР - разновидность бизнеса. ПШ - преступная деятельность. Соответственно, КР - в рамках закона, ПШ - за рамками.

 

Кроме того, если исходить из предположениея, что у нас просто "не успели" написать закон о ПШ, который на Западе достаточно давно существует, то эта граница там у них как раз по Закону и проходит. У нас сегодня наказания за ПШ разбросаны по всему УК и дефиниции нет, но так ли это меняет дело в принципе? Разве мы на самом деле отличаемся по сути от тех же американцев в своей работе? Сколько я с ними общался на конференциях - те же проблемы и те же методы, что и у нас. Поговоришь с человеком в кулуарах - и как будто на it2b находишься: все знакомо, привычно и понятно :) Что, в общем-то, логично.

 

 

3. Вопрос этичности поведения в такой сфере, как разведывательная и контрразведывательная деятельность является достаточно размытым.

19188[/snapback]

Согласен. Так же, как НН и отдых на улице не всегда различимы.

 

Всем известно, что любая государственная спецслужба не гнушается такими методами, как внедрение к противнику особ легкого поведения (любого пола,в зависимости от "окраски" объекта разработки). А уж что может быть неэтичнее, чем торговля телом, да еще чужим. Или во благо интересов высших, не тех, которые основываются на презренном металле, это допускается?

Когда-то давно начальник 2-го бюро (армейской разведки) ГШ ВС Французской республики сказал своему адъютанту: "Что такое Франция? Может быть это Марианна в символическом трехцветном одеянии, может быть это генерал де Голль, вручающий награды ветеранам? Но если мне понадобится послать на смерть ради Франции 100 000 французов, я это сделаю".

19188[/snapback]

Государственные спецслужбы прямо предназначены для нарушения законов чужих стран. Бизнес - нет. Как сказал цыган в фильме "Будулай": "На войне за то, что я воровал лошадей, меня награждали, а после войны за то же самое стали сажать". Приемлемые для государственной спецслужбы любого государства методы - диверсия, при необходимости - физическая ликвидация (по приказу и в интересах своей страны). Разве бизнесу это дозволено? Пример государственных спецслужб, на мой взгляд, некорректен и только оишний раз подчеркивает отличия КР.

 

4. Что касается авторского определения, извините, Евгений, КАТЕГОРИЧЕСКИ не согласен. Этика поведения - в первую очередь личное мироощущение, ну плевал я на законы общества.

19188[/snapback]

Я говорю о том, куда личное мироощущение может завести его обладателя и что еще хуже - нас всех. И утверждаю, что профессиональное сообщество вправе в целях самосохранения помогать государству устранять паршивых овец, иначе государство устранит всех сразу.

 

Гопник на улице тоже категорически считает, что у него мироощущение. А прохожие, которые его повязали, отлупили и сдали в милицию, подсознательно (на мой взгляд) ставят себя на место жертвы и наносят превентивный удар по гопнику. По большому счету, они действуют этично на самом деле из чувства самосохранения. И, как мне кажется, они правы.

 

Если сейчас очень много сутенеров и наркодилеров, и очень-очень многие так называемые "художественные" фильмы пропагандируют бандитский образ жизни (вспомним "Бригаду", "Бумер", прочие "высокоходожественные" произведения), так что, в бандиты подаваться, что-ли, или девочками торговать?

Каждый человек сам творит свою судьбу. Каждый определяет сам, что этично, а что нет, тем более в такой сфере деятельности, как наша.

Дай нам Бог никогда "не встретиться на глубине"! А если встретимся - будем решать все путем переговоров. А по другому никак и не получится.

19188[/snapback]

Про фильмы пример удачным я не считаю, поскольку на самом деле разные фильмы пропагандируют разные ценности. Некоторые фильмы пропагандируют романтику оперской работы, а другие - военной службы. Но дело не в этом.

 

Что каждый сам творит свою судьбу - согласен. Что сам отвечает - тоже согласен. Но вот то, что не надо давать отмороженным уходить на глубину - мне кажется, это правильно. Нечего им там делать. Тогда и встречаться с ними там не придется. Пусть на глубине будут те, у кого хотя бы иногда есть собственные тормоза. Даже бандиты устраняют отмороженных - по большому счету, по тем же причинам - чтобы государство не начало устранять всех подряд.

 

На этом форуме в одной из веток было написано, что в глубине Сибири могут отстрелять того, кто не соблюдает определенные неписанные правила. Он руководствовался внутренним убеждением, когда на что-то плевал, а его отстреляли с одобрения односельчан. Значит, все же независимо от него существует представление о допустимом и недопустимом поведении? Не законом же они руководствовались, когда казнили человека самосудом за проступок.

 

Мне в личку пришло интересное дополнение - о том, что надо бы четко провести мысль, что корпоративная так называемая этика - это не то же самое, что общечеловеческая мораль. Мне кажется, это интересно и правильно. А Вы как считаете?

 

Не знаю, правильно ди брать дефиниции из разных источников, но мне близко понимание словаря Даля о морали:

МОРАЛЬ ж. франц. нравоученье, нравственое ученье, правила для воли, совести человека

 

и словаря "Экономика и финансы" об этике:

Этика - система норм нравственного поведения человека, общественной или профессиональной группы.

 

На мой взгляд, у профессиональной группы нет и не может быть воли или совести, которые присущи только отдельному человеку. А вот система норм поведения вполне быть может.

 

Поэтому, по большому счету, в нашей специфической работе для оценки этичности конкретного поступка я предлагаю два критерия: если действия специалиста могут повредить его репутации, то он поступил неэтично, но это его личное дело. в таком случае ему просто дается ориентир, но свои проблемы он пусть решает сам. Но если его действия, будучи повторенными остальными в массовом порядке, могут привести к удару государства по всем остальным, то он поступил однозначно неэтично, он общественно опасен и должен быть подвергнут порицанию, а лучше - устранению с рынка. Дабы остальным категорически не хотелось повторять судьбу этого героя.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Евгений, хорошая статья. И совершенно верно Вами отмечено, что главным ключевым моментом в понимании вопроса этичности деятельности является наличие или отсутствие совести у профессионала, который занимается этой деятельностью. Наверное, важным для нас, является возможность сказать: "Честь имею".

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Евгений, хотелось бы поднять один вопрос при обсуждении этики в КР.

 

Помимо методов получения информации (законных или подпадающих под действие УК), существует еще и открытая или закрытая информация. Где, на Ваш взгяд, проходит граница между ПШ и КР, между этичным и неэтичным в этих случаях:

 

1. Применяются законные методы получения информации, но сама информация является закрытой. Например, при помощи разговора за рюмкой чая из человека "вытягивается" закрытая информация.

2. Используются незаконные методы получения информациии, но сама информация является открытой . Например, при помощи шантажа у носителя информации получаются сведения, которые, к примеру, опубликованы в Интернете.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

На мой взгляд, ситуация такова:

1. Применяются законные методы получения информации, но сама информация является закрытой. Например, при помощи разговора за рюмкой чая из человека "вытягивается" закрытая информация.

19218[/snapback]

Если человек, который вытянул информацию, не представлялся тем, кем он на самом деле не является (то есть, например, аспирантом, собирающим материал для диссертации) или вообще никем не представлялся (потому что его никто не спросил, кто он такой), то он этику не нарушил. Потому что никто не обязан бегать за людьми с вопросом: "А не является ли у вас коммерческой тайной то-то и то-то?"

 

На мой взгляд, как я ранее говорил, открытая информация - это не синоним опубликованной информации. Это - незакрытая информация. Если я, никого не вводя в заблуждение относительно того, кто я такой, просто спросил и мне просто ответили, то я не нарушил этики. А если я хочу представиться аспирантом, то я либо должен им стать, либо должен найти аспиранта и отправить с вопросом его. И он представится собой. А следить за сохранением тайны должен владелец тайны. Если я его к батарее не пристегивал, не бил, не шантажировал и не вводил в заблуждение, а просто спровоцировал на рассказ мне того, что меня интересует, то в чем тут может быть неэтичность? КР никто не отменял. Ограничители не являются отказом от работы. Они являются отказом от методов, которые могут потенциально ликвидировать наш рынок или навредить репутации среднестатистического специалиста (я сделал оговорку потому, что есть такие спецы, у которых давно нет никакой репутации и соответственно вредить нечему).

 

Кстати, я неоднократно сталкивался с тем, что на учебе за рубежом по КР при обмене визитками мне дают визитку, там написано имя человека, название известной комании и должность "Менеджер". Я захожу в закрытый раздел СКИПа (для членов СКИПа который) и вижу этого же человека с должностью "менеджер по конкурентной разведке". Он не врал. Он просто приписан формально к отделу маркетинга. Поэтому и принято прятать отдел КР либо в маркетинг, либо в стратегическое планирование, либо куда-то еще. И это считается нормой в стране, где за ПШ по отдельному закону дают до 10 лет тюрьмы.

 

2. Используются незаконные методы получения информациии, но сама информация является открытой . Например, при помощи шантажа у носителя информации получаются сведения, которые, к примеру, опубликованы в Интернете.

19218[/snapback]

Это неэтично. Мало того, если речь идет именно о шантаже, то еще и может быть незаконно. Есть ли, нет ли в открытом доступе информация, но наказуем сам шантаж. То есть умысел. Например, злодей может залезть в чужую квартиру, имея умысел на кражу и ничего не взять, потому что ничего не понравилось, но он будет наказан - и по большому счету именно за умысел на совершение преступления, поскольку то, что он ничего не похитил, было случайным стечением обстоятельств.

 

Я хочу еще раз подчеркнуть, что именно от умения специалиста не вступать в противоречие не только с писаными, но и с неписаными правилами поведения зависит то, можно считать специалиста профессионалом или нет. Ведь все знают, что одно и то же действие порой можно сделать так, что за него надо дать орден, а можно - так, что за него надо сажать в тюрьму. И это не профанация, не двойная мораль и не ханжество, а та самая забота о спокойствии общества. Мы - как подводная лодка. Наше главное оружие - бесшумность. А если мы шумим - нас топят. И правильно делают.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Здравствуйте, Евгений.

Да, давно пора определиться с этим в КР. И так…

 

В начале -

Я попытался проанализировать события в реальной жизни и выработать критерии, которые были бы приемлемы для подавляющего большинства честно работающих специалистов.

И почти в конце -

Как показывает не только российская, но и западная практика, "неэтичные" поступки совершаются практически всеми.

Кажется, это противоречие.

 

 

Можно сказать, что нет специалистов конкурентной разведки, которые бы не согласились с тем, что именно нарушение уголовного законодательства превращает конкурентную разведку в промышленный шпионаж. Даже те, кого не останавливает перспектива стать уголовником в результате своих действий, обычно согласны с утверждением о роли Уголовного Кодекса как границы между конкурентной разведкой и промышленным шпионажем.

Выражу личное мнение. Нарушение УК – это преступление, независимо от того – раскрыто оно или осталось незамеченным. А промышленный шпионаж – это как раз деятельность, которую разведка при случае «постыдится» обнародовать, если ей придется объяснять – как она добыла те или иные сведения. И не обязательно эта деятельность противозаконна.

«Представьте, что завтра в центральной прессе появится статья о том, что вы сотворили, снабженная вашей фотографией с бэджем, на котором будет написано, как вас зовут. Если при этом вам будет стыдно, значит, скорее всего, вы собираетесь поступить неэтично».

Закон опирается на этику (как негласные правила общественных отношений) и мораль (как правила поведения индивида в обществе). Но он никогда не в состоянии полностью отражать эти принципы общества ввиду объективных причин. Во-первых, нормы – «причина», а закон – «следствие». Во-вторых, нормы многомерны, активны и динамичны. Закон – наоборот. В третьих, цель существования норм – «чтобы лучше жить», а закона – «чтобы наказывать». Поэтому нарушение норм существования общества (фактически, нарушение негласных законов существования - не просто «репутационый риск», а именно «промышленный шпионаж», и уже только как следствие – репутационный риск. Если слово «негласный» не устраивает – можно заменить на «не декларируемый».

 

Важно и следующее:

В моей книге «Конкурентная разведка: маркетинг рисков и возможностей» я приводил пример из жизни, который показывает, что вопросы этики интернациональны и в конечном счете уходят в сферу взаимоотношений власти и бизнеса. Этот пример был рассказан мне моим источником. Он интересен еще и тем, что, описывает, как уровень отношений государства с национальным бизнесом, так и уровень межгосударственных отношений.

Приведенный пример подтверждает интернациональность самого существования вопросов этики методов КР в разных обществах, но далеко не их идентичность. Ведь общества разные, и их нормы поведения часто разные. Различные моральные и этические принципы общества – давний и обязательный элемент учета при ведении деятельности международными разведками, в том числе экономическими.

 

Замечу, что возможны случаи, когда нормы второстепенного общества (не обязательно локального), в отношении которого осуществляется КР, отличаются от общих норм основного общества. Примерами таких второстепенных обществ могут быть «карантины» (тюрьма, резервация, армейская часть, зона бедствия, др.), «острова» (анклав, специальная экономическая зона, континент, др.) и «фантомы» (Березовский, «Аль-Каида», «Масонская ложа», др.).

При этом, они часто не могут (или принципиально не будут) пользоваться законами основного общества для своей защиты, и часто руководствуются собственными законами, допускающими методы КР, которые в основном обществе неприемлемы.

Вопрос - Будет ли считаться «шпионажем» тот или иной метод разведки в этом случае? Ответ – да, будет. Вопрос – Кто так будет считать? Ответ – основное общество, даже несмотря на то, что «внутренние» морально-этические нормы объекта разведки допускают такие методы. Значит, этическая сторона методов определяется только тем обществом, от имени которого выступает разведчик. Единственное оставшееся дополнение – то, что государства способны создавать союзы и использовать международное право (основанное на общих морально-этических принципах), что минимизирует риск оказаться условно-второстепенным обществом. Одна из причин стремления многих стран в ЕС.

 

 

...Закон всегда сильно усреднен и либо имеет немало пробелов, либо напротив – делает те или иные виды деятельности неосуществимыми, поскольку перекрывает все возможности их осуществления – в том числе, безвредные для общества.

Закон – это и есть перечень деятельности, на которую распространяется специальный регламент или полный запрет. Он формально выражает волю общества и не дает право интерпретации этой воли в свою пользу.

 

А это бы я просто вынес в опрос этой же ветки. Интересно было бы посмотреть результат голосования.

В России при обсуждении этики в конкурентной разведке практикующие специалисты наиболее часто озвучивают такие подходы:

- это некий кодекс чести;

- это просто красивые слова, не имеющие никакого смысла;

- это очень важный ограничитель, при отказе от которого может быть потеряна репутация;

- это полезный, хотя и не столь важный ограничитель, который может быть нарушен при необходимости;

- это личное дело каждого.

 

 

 

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

На мой взгляд, в так называемых "этических" вопросах на самом деле есть совершенно прагматический подтекст. И определяется он двумя аспектами – я бы назвал их «репутационным риском» и «инстинктом самосохранения».

Если уж говорить действительно прагматично – для отдельно взятого сотрудника КР «Репутационного риска» не существует в принципе. Во-первых, он выступает от имени компании или заказчика - значит, и риск потери репутации относится к компании. А варианты «стрелочник» должны либо нивелироваться собственной фирмой, либо сотрудника «подхватит» другая организация, с очередным проколом в репутации прежней компании в среде КР, как не ценящей сотрудников. Все же рассуждения о том, что «интересы фирмы – это интересы каждого сотрудника, а репутация каждого сотрудника – это репутация фирмы» - оставим на совести руководителей, провозглашающих эти лозунги и тосты. Не говорю о том, что это унизительная мотивация – просто в нашем прагматичном разговоре это без надобности. Остановимся только на том, что «репутационный риск» существует только у компаний.

 

 

… В этом контексте так называемая "этика" в конкурентной разведке - это своего рода наклонная плоскость, по которой вверх карабкаться труднее, скучнее и дольше, нежели с ветерком скользить вниз, но вот только внизу находится выгребная яма, а наверху - сухо, сытно и сравнительно стабильно.

Спорное утверждение. Не так давно все было наоборот – внизу было и сытно, и сухо, и вряд ли вниз люди ползли легко. Скорее, спускались с вершины (что сложнее). Но каждый выбрал – что хотел.

 

 

Это - «репутационный риск». Кто-то из заказчиков не хочет лишний раз связываться с человеком, имеющим репутацию преступника, чтобы не быть отождествленным с ним. Кто-то избегает работы с «запачканным» просто из брезгливости. Кто-то считает, что беспринципный человек начнет впоследствии шантажировать бывшего заказчика или продаст его конкурентам. А кто-то опасается мести со стороны конкурентов, если перейдет некие условные границы дозволенного.

Если продолжать прагматичный разговор о репутации – почем тогда не осветить альтернативную сторону этой самой репутации? А именно то, какая будет у разведки репутация, если она не добудет информацию? Да никакой. В этом и заключается вечная вилка риска разведки.

 

 

… Не все неэтичные поступки одинаково опасны. Проводя аналогию, можно сказать, что есть огромная разница между эпизодическими переходами пустынной дороги на красный свет и регулярным созданием аварийных ситуаций на оживленной трассе. Этот момент также следует принимать во внимание, оценивая с этической точки зрения допустимость тех или иных действий специалиста конкурентной разведки.

Прекрасный пример. Если светофор это закон – не имеет значения пустынна ли улица. Несовершенный закон нарушен. И при этом – насколько этично нарушен! : ) А чтобы продемонстрировать неэтичные действия – светофор не нужен. Неэтично было бы прекращать поперечное движение машин жезлом, не являясь сотрудником ГИБДД, или имитировать неуправляемость авто для движения по встречной с последующим созданием аварийной ситуации, или выводить из строя светофоры для пешеходного преимущества на переходах.

 

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Уважаемый MOS!

Позволю себе не согласиться с рядом Ваших высказываний.

 

Выражу личное мнение. Нарушение УК – это преступление, независимо от того – раскрыто оно или осталось незамеченным. А промышленный шпионаж – это как раз деятельность, которую разведка при случае «постыдится» обнародовать, если ей придется объяснять – как она добыла те или иные сведения. И не обязательно эта деятельность противозаконна.

 

 

Не спорю, в УК пока нет такого состава преступления, как ПШ, однако основные его методы предусмотрены УК. И, насколько я понял Евгения, он проводит водораздел между КР и ПШ именно по методам. Следовательно, если информация добыта при помощи того же самого шантажа, то это ПШ, и эта деятельность противозаконна, так как такой состав преступления УК предусмотрен.

 

Закон опирается на этику (как негласные правила общественных отношений) и мораль (как правила поведения индивида в обществе). Но он никогда не в состоянии полностью отражать эти принципы общества ввиду объективных причин. Во-первых, нормы – «причина», а закон – «следствие». Во-вторых, нормы многомерны, активны и динамичны. Закон – наоборот.

 

 

Оригинальная трактовка понятий "норма" и "закон". Насколько помню, понятие "норма" является более широким, чем понятие "закон". Нормы - это правила поведения индивидов, формирующиеся с течением времени под воздействием социально-экономических факторов. Часть этих норм охватывается понятием "этикет" - если человек, к примеру, не умеет пользоваться салфеткой, то существенного вреда обществу он не наносит, именно поэтому и санкции за нарушение норм этикета самые мягкие (просто пошепчутся за его спиной, и все), и государственному аппарату нет необходимости обеспечивать их соблюдение.

 

Другая часть норм охватывается понятием "этика" - государству опять-таки незачем обеспечивать их соблюдение, так как эти вопросы регулируются самим обществом.

 

Наконец, третья часть норм, регулирующих наиболее важные и сложные вопросы взаимоотношений людей (равно как и организаций) между собой, поддерживается авторитетом государства. Эти нормы облекаются в форму законов или подзаконных актов. При этом действует принцип: все, что не запрещено законом, то разрешено. И санкции за нарушение правовых норм являются более жесткими, в отличие от предыдущих случаев.

Кроме того, я не согласен с такой трактовкой:

 

В третьих, цель существования норм – «чтобы лучше жить», а закона – «чтобы наказывать».

 

Цель существования норм в целом и правовых норм в частности- это как раз "лучше жить", а случай "чтобы наказываеть" регулируется достаточно узким перечнем законов (УК, УИК, КоАП и рядом других).

 

Если уж говорить действительно прагматично – для отдельно взятого сотрудника КР «Репутационного риска» не существует в принципе. Во-первых, он выступает от имени компании или заказчика - значит, и риск потери репутации относится к компании. А варианты «стрелочник» должны либо нивелироваться собственной фирмой, либо сотрудника «подхватит» другая организация, с очередным проколом в репутации прежней компании в среде КР, как не ценящей сотрудников.

Очень спорное утверждение. Во- первых, специалист по КР не обязательно должен являться сотрудников какой- либо фирмы, он может выступать как эксперт- частник или подрабатывать этим помимо основной работы. В этом случае репутационный риск именно для сотрудника КР налицо. Во- вторых, круг действительно профессионалов КР , ИМХО, узкий (из списка профессионалов я вычеркиваю тех, кто занимается исключительно сравнением прайс- листов и тому подобным "конкурентным анализом"), поэтому заказчику в случае необходимости определить их список труда не составит. Учитывая, что для имиджа эксперта важны положительные отзывы о качестве и эффективности его работы, сам факт применения им неэтичных приемов может ударить по его репутации.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Да, коллеги!

Вот ведь умеет человек задеть за живое!

 

Разве Вам все равно, находитесь вы в рамках УК РФ или нет? Вы действительно не учитываете это обстоятельство в реальной работе?

 

Отвечу так: учитываю, но не всегда.

 

Кроме того, если исходить из предположениея, что у нас просто "не успели" написать закон о ПШ, который на Западе достаточно давно существует, то эта граница там у них как раз по Закону и проходит.

 

Господа хорошие! А может у нас не успели, потому что не захотели?

Равно как не хотят легализовать проституцию, хотя это уже давно объективная реальность?

 

Государственные спецслужбы прямо предназначены для нарушения законов чужих стран.

 

Я бы не выдавал де-факто за де-юре. А как же международное право? Тут вот недавно кого-то откуда-то выслали, сказали, что он русский шпион. Он сознался, что русский, а что шпион нет, не сознался.

 

Но вот то, что не надо давать отмороженным уходить на глубину - мне кажется, это правильно. Нечего им там делать. Тогда и встречаться с ними там не придется.

 

А про глубину - это я не про отмороженных, это я про нас с Вами, со всеми участниками форума. Это цитата из книги Бушкова. Дай Бог не противостоять друг другу, а если уж случится - то только переговоры, мы всегда найдем общий язык.

 

Мне в личку пришло интересное дополнение - о том, что надо бы четко провести мысль, что корпоративная так называемая этика - это не то же самое, что общечеловеческая мораль. Мне кажется, это интересно и правильно. А Вы как считаете?

 

Знаете, что обидно? Аналогия корпоративной этики и этики Системы (разведки, контрразведки, спецназа и т.д.). Когда были там - тогда да, каста, элита, и этика этой элиты не то же самое, что общечеловеческая мораль. А корпоративная этика...за деньги... да скучно. Любая корпорация - часть той страны, в которой она существует. Может я и максималист, но этика в России есть только одна - этика Великой России.

 

 

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Заархивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для дальнейших ответов.


×
×
  • Создать...